Поиск:
22:28, 28 июня 2017, среда
Версия для слабовидящих

Балатонская оборонительная операция

БалатонРазгромив в конце 1944 — начале 1945 гг. дебреценскую и будапештскую группировки противника, советские войска вышли в Западную Венгрию и создали благоприятные условия для продолжения наступления. В сложившейся обстановке Ставка Верховного Главнокомандования директивой от 17 февраля 1945 г. поставила 2-му и 3-му Украинским фронтам задачу нанести удар на венском направлении, разгромить немецкую группу армий «Юг» и перенести боевые действия на территорию Южной Германии. Новую наступательную операцию планировалось начать 15 марта.

По стечению обстоятельств в день выхода директивы Ставки, 17 февраля, сильная вражеская группировка, основу которой составлял 1-й танковый корпус СС, атаковала соединения 7-й гвардейской армии 2-го Украинского фронта на западном берегу р. Грон. В результате ожесточенных боев они понесли большие потери и вынуждены были к 24 февраля оставить занимаемый плацдарм. Одновременно разведывательные органы двух фронтов установили сосредоточение в районе оз. Балатон танковых дивизий противника. Становилось очевидным, что командование группы армий «Юг» готовит крупномасштабное наступление против 3-го Украинского фронта. И действительно, стремясь перехватить инициативу, оно намечало разгромить его войска на западном берегу р. Дунай и не допустить продвижения Красной армии в Австрию и южные районы Германии. К реализации этого замысла были привлечены: немецкие 6-я танковая армия СС (переброшена из Арденн), 6-я армия, 2-я танковая армия и армейская группа «Е»; венгерская 3-я армия. Они насчитывали до 35 дивизий, из них 11 танковых, 431 тыс. солдат и офицеров, до 6 тыс. орудий и минометов, 877 танков и штурмовых орудий, 900 бронетранспортеров и около 850 самолетов.

Наиболее сильная группировка, объединявшая три пехотные, две кавалерийские и девять танковых дивизий, пять отдельных батальонов тяжелых танков, две бригады и один дивизион штурмовых орудий, была сосредоточена между озерами Веленце и Балатон. В ней имелось 147 тыс. человек, 807 танков и штурмовых орудий и более 800 бронетранспортеров. Задача этой группировки заключалась в том, чтобы рассечь 3-й Украинский фронт, выйти к Дунаю и во взаимодействии с наносившими другие удары 2-й танковой армией и армейской группой «Е» завершить его разгром по частям. Успех в операции предусматривалось достичь за счет внезапного массированного применения бронеобъектов, авиации и артиллерии на узких участках, прорыва обороны в кратчайшие сроки, стремительного развития наступления в глубину с тем, чтобы ошеломить советское командование и войска, парализовать их волю и способность к сопротивлению.

Своевременное выявление намерений врага позволило Ставке ВГК принять целесообразное в тех условиях решение: она приказала 3-му Украинскому фронту закрепиться на достигнутом рубеже, отразить на нем наступление группы армий «Юг» и только после этого нанести удар на венском направлении. К тому времени в состав фронта, войска которого возглавлял Маршал Советского Союза Ф.И. Толбухин, входили 4-я гвардейская, 26, 57, 27-я и болгарская 1-я армии, 17-я воздушная армия, два танковых, один механизированный и один кавалерийский корпуса — всего 37 стрелковых, 3 кавалерийские и 6 пехотных (болгарских) дивизий, более 407 тыс. человек, около 7 тыс. орудий и минометов, 407 танков и самоходных артиллерийских установок (САУ), 965 самолетов. В предшествовавших боях стрелковые дивизии понесли большие потери, в результате чего их средняя численность составляла всего 4,7 тыс. солдат и офицеров. Низкую укомплектованность техникой имели и подвижные соединения. Количество бронеобъектов в них находилось в пределах 35-75 единиц.

В соответствии с решением командующего войсками фронта от 20 февраля основные усилия в обороне сосредоточивались на правом крыле и в центре, в полосах 4-й гвардейской и 26-й армий генерал-лейтенантов Н.Д. Захватаева и Н.А. Гагена. На левом крыле должны были действовать 57-я и болгарская 1-я армии генерал-лейтенантов М.Н. Шарохина и В.Стойчева. Во второй эшелон выделялась 27-я армия генерал-лейтенанта С.Г. Трофименко, а в резерв — 18-й и 23-й танковые, 1-й гвардейский механизированный и 5-й гвардейский кавалерийский корпуса.

Сущность избранного Маршалом Советского Союза Ф.И. Толбухиным способа отражения наступления противника заключалась в упорном удержании оборонительных рубежей, нанесении ему максимального урона в ходе огневого поражения, широком применении инженерных заграждений, своевременном подготовленном маневре общевойсковыми и специальными резервами на угрожаемые направления. С целью сохранения сил и средств армейские и фронтовой контрудары не планировались, а контратаки разрешалось проводить только в исключительных случаях, если их успех был гарантирован.

6 марта в 8 часов 47 минут после мощной артиллерийской подготовки 6-я танковая армия СС при поддержке пехотных соединений нанесла удар в полосе между озерами Веленце и Балатон. В течение дня немецкие войска в ходе ожесточенных боев смогли вклиниться в оборону 26-й армии на двух небольших участках. Южнее озера Веленце, на смежных флангах 1-го гвардейского укрепленного района и 30-го стрелкового корпуса, их продвижение составила 3-4 км, а западнее канала Шарвиз — 1,5-2 км. Чтобы не допустить дальнейшего распространения противника в глубину и расширения прорыва, командующий войсками фронта, как это и предусматривалось планом оборонительной операции, выдвинул из второго эшелона и резерва одну стрелковую дивизию, две бригады 18-го танкового корпуса (генерал-майор П.Д. Говоруненко) и танковый полк 1-го гвардейского механизированного корпуса (генерал-лейтенант И.Н. Руссиянов).

Карта

С утра следующего дня враг возобновил наступление, введя в сражение до девяти полков пехоты и свыше 170 танков и штурмовых орудий. Главную роль в отражении их ударов сыграли противотанковая артиллерия, огонь танков и САУ из засад, действия штурмовой авиации и широкий маневр на угрожаемые направления дополнительных сил и средств. Сюда прибыли и заняли оборону на второй полосе 26-й армии 5-й гвардейский кавалерийский корпус генерал-лейтенанта С.И. Горшкова, части трех стрелковых дивизий, истребительные противотанковые артиллерийские полки, два полка 208-й самоходной артиллерийской бригады. За два дня советские войска уничтожили до 4 тыс. немецких солдат и офицеров, около 100 танков и штурмовых орудий. Но, несмотря на тяжелые потери, противник настойчиво пытался пробить брешь в построении 3-го Украинского фронта. К исходу 7 марта он увеличил вклинение западнее канала Шарвиз до 7 км.

Во что бы то ни стало стремясь прорваться к Дунаю, расстояние до которого составляло 20-30 км, командование группы армий «Юг» ввело в сражение с утра 8 марта 2-ю танковую дивизию СС. Теперь между озерами Веленце и Балатон одновременно действовало свыше 250 танков и штурмовых орудий. На отдельных участках их плотность достигала 40-50 единиц на 1 км. На следующий день, когда наступательная группировка врага была усилена 9-й танковой дивизией СС, количество танков и штурмовых орудий увеличилось уже до 320.

Наиболее угрожаемая обстановка сложилась в полосе обороны 135-го стрелкового корпуса 26-й армии, где немецкие 1-я и 12-я танковые дивизии СС прорвали на узком участке главную и вторую полосы обороны. В боевых порядках стрелковых корпусов и дивизий образовались разрывы, что грозило выходом противника в оперативную глубину. Для того чтобы упорядочить управление войсками Маршал Советского Союза Ф.И. Толбухин возложил ответственность за ведение боевых действий на участке от оз. Веленце до канала Шарвиз на командующего 27-й армией, а от канала Шарвиз до оз. Балатон — на командующего 26-й армией. Одновременно он усилил группировку на острие вражеского вклинения танковым полком, 209-й самоходной артиллерийской бригадой и двумя истребительными противотанковыми артиллерийскими полками.

Немецкий танк. Повреждение

В результате принятых мер потери немецких войск за 9 марта увеличились еще на 3,5 тыс. человек, 150 танков и штурмовых орудий. Однако непрерывные четырехдневные бои значительно ослабили 3-й Украинский фронт. В сражение были введены почти все резервы, в том числе танковые, механизированные, самоходные соединения и части, а также второй эшелон. К тому же Ставка Верховного Главнокомандования запретила использовать в ходе оборонительной операции передаваемую фронту 9-ю гвардейскую армию, указав, что она предназначена для последующего нанесения удара на венском направлении. Поэтому наращивание усилий в обороне могло осуществляться только за счет маневра с неатакованных участков. Так, в течение 9 марта из полосы 4-й гвардейской армии были переброшены и заняли оборону между оз. Веленце и р. Дунай 35-й гвардейский стрелковый и 23-й танковый (полковник А.В. Воронов) корпуса.

С утра 10 марта командование противника нарастило силу удара в полосе 27-й армии вводом в сражение севернее населенного пункта Шерегельеш 3-й танковой дивизии. Это позволило довести общее количество танков и штурмовых орудий в межозерном пространстве до 450 единиц. Несмотря на активное противодействие артиллерии и авиации, врагу удалось за счет массированного применения бронеобъектов на узких участках потеснить советские части. Другой удар, в полосе 26-й армии, был нанесен вдоль западного берега канала Шарвиз силами до пяти пехотных полков при поддержке авиации и 170 танков и штурмовых орудий. Они начали медленное продвижение в направлении населенного пункта Шимонторниа. Всего за пять дней 6-я танковая армия СС прорвала главную и вторую полосы обороны 3-го Украинского фронта, однако рассечь его на две изолированные части и выйти к Дунаю она так и не смогла.

Решить эту задачу немецкие войска попытались 11 марта, когда наступление в пространстве между озерами Веленце и Балатон вели семь танковых, две пехотные и две кавалерийские дивизии, насчитывавшие свыше 500 танков и штурмовых орудий. К тому времени некоторые соединения уже потеряли более 60 % людей и боевой техники, и их пополнение осуществлялось, в основном, за счет отдельных танковых батальонов.

Противник настойчиво пытался найти слабые места в обороне советских войск. Вначале после тридцатиминутной артиллерийской подготовки он предпринял атаку в районе южнее оз. Веленце против 78-й и 163-й стрелковых дивизий 35-го гвардейского стрелкового корпуса, сосредоточив для этого до трех пехотных полков, 50 танков, 56 артиллерийских и минометных батарей, 12 шестиствольных реактивных минометов. Первая неудача не остановила немецкие части. До вечера они еще шесть раз пытались прорвать оборону, но смогли вклиниться в глубину лишь на 500-600 м. Не увенчалось успехом и наступление двух танковых, двух кавалерийских и одной пехотной дивизий западнее канала Шарвиз. Во второй половине дня они овладели станцией Шимонторниа, но уже через несколько часов оставили ее под воздействием соединений 26-й армии.

12 марта сильная вражеская группировка, развернув против 35-го гвардейского и 30-го стрелковых корпусов 27-й армии две пехотные дивизии и 150 танков из состава 1, 3-й и 23-й танковых дивизий, в результате ожесточенных боев вышла к армейской полосе обороны. В тот же день, развивая наступление в полосе 26-й армии, противник форсировал канал Елуша и захватил на его южном берегу небольшой плацдарм.

В последующем основные события происходили на участке южнее оз. Веленце. В течение всего дня 13 марта немецкие войска атаковали силами 120 танков и штурмовых орудий соединения 35-го гвардейского стрелкового корпуса, но значительных результатов так и не достигли. Успех оборонительных боев был обусловлен своевременным маневром огнем артиллерии сразу двух армий — 4-й гвардейской и 27-й, а также широким применением подвижных отрядов заграждений. Они устанавливали мины на основных направлениях движения вражеских бронеобъектов и тем самым заставляли их втягиваться в «огневые мешки». Еще в течение двух суток, 14 и 15 марта, не прекращая боевые действия ни днем, ни ночью, танковые дивизии противника (более 300 танков и штурмовых орудий) наносили удары на правом фланге и в центре полосы 27-й армии, однако внести решительный перелом в ход сражения они уже были не способны.

В период 13-15 марта немецкое командование не оставляло также попыток развить наступление на направлении наибольшего вклинения своих войск, в районе западнее канала Шарвиз. Здесь им удалось вначале расширить плацдарм на канале Елуша, переправив на него до двух полков пехоты и несколько танков, а затем форсировать канал Капош. Чтобы затруднить наращивание врагом своих группировок на плацдармах по указанию командующего войсками фронта были подняты шлюзы канала Елуша у оз. Балатон, в результате чего уровень воды повысился на 60 см. Это в совокупности с ударами авиации 17-й воздушной армии позволило окончательно остановить наступление 6-й танковой армии СС. В результате упорных десятидневных боев ее соединения смогли прорвать оборону 3-го Украинского фронта южнее оз. Веленце и западнее канала Шарвиз на глубину 12 и 30 км соответственно, но стоявшую перед ними задачу по выходу к Дунаю так и не выполнили.

Еще менее успешно группа армий «Юг» действовала на направлениях других ударов. Первый из них противник нанес в ночь на 6 марта в полосе болгарской 1-й армии. Скрытно переправившись в темноте через р. Драва, он атаковал болгарские и югославские части и захватил два плацдарма на северном берегу до 10 км шириной и около 5 км глубиной каждый. Тем самым немецкие войска создали угрозу выхода в тыл 57-й армии и захвата переправ 3-го Украинского фронта через р. Дунай.

Чтобы исключить такое развитие событий командующий его войсками приказал передать в подчинение 57-й армии 133-й стрелковый корпус, задача которого заключалась в ликвидации к исходу 8 марта вражеских плацдармов и восстановлении утраченного положения. С учетом того, что корпус в то время еще совершал марш, его соединения вступали в бой разновременно, по мере прибытия. Первой атаковала противника 8 марта 84-я стрелковая дивизия, но смогла потеснить его только на 1-1,5 км. На следующий день начала боевые действия 122-я стрелковая дивизия, однако ощутимых результатов не достигла. В течение почти двух недель корпус вел тяжелые бои. Выполнить поставленную задачу удалось только к 22 марта.

Второй удар силами трех немецких дивизий при поддержке танков был нанесен из района Надьбайома в направлении Капошвара. 6 марта в 7 часов утра после часовой артиллерийской подготовки они атаковали соединения 64-го стрелкового корпуса 57-й армии и в течение дня вклинились в глубину его обороны на 5 км. Командующий армией генерал-лейтенант М.Н. Шарохин выдвинул на угрожаемое направление девять артиллерийских дивизионов (136 орудий и минометов), подвижные отряды заграждений и стрелковые части. В результате контратаки 113-й стрелковой дивизии удалось частично восстановить положение, но это не заставило врага отказаться от продолжения наступления.

Он возобновил его утром 8 марта, введя в сражение четыре пехотных полка и до 50 танков и штурмовых орудий. К борьбе с ними была привлечена вся артиллерия 64-го стрелкового корпуса и приданной ему болгарской 12-й пехотной дивизии, в том числе крупных калибров (122- и 152-мм). В последующие дни противник непрерывно усиливал свою группировку на капошварском направлении, дважды пытался осуществить прорыв на других участках, но все эти меры оказались тщетными. К 15 марта его максимальное продвижение в полосе обороны 57-й армии составило от 6 до 8 км. Вплоть до 25 марта здесь еще велись отдельные бои, но они уже не могли повлиять на изменение оперативной обстановки.

Балатонская операция, проведенная войсками 3-го Украинского фронта в марте 1945 г., стала последней крупной оборонительной операцией Великой Отечественной войны. В ее ходе была сорвана попытка главного командования вермахта остановить наступление Красной армии на южном крыле германского Восточного фронта, восстановить оборону по рубежу р. Дунай с целью сохранения за собой экономически важных районов Западной Венгрии, прежде всего ее нефтяных промыслов. По данным штаба фронта, в период с 6 по 15 марта враг потерял убитыми и пленными до 45 тыс. солдат и офицеров, свыше 280 орудий и минометов, около 500 танков и штурмовых орудий, 50 самолетов, почти 500 бронетранспортеров, более 1,3 тыс. автомашин.

ПопаданиеЗначительная роль в достижении цели операции принадлежала авиации и артиллерии. В результате мощных ударов авиационных соединений и массированного огня артиллерийских средств по танковым группировкам противник нес большие потери, вынужден был часто менять направления своих атак, в результате чего терял время на перегруппировки, что отрицательно влияло на общий ход его наступления.

Несмотря на значительное превосходство в танках и штурмовых орудиях, немецкие войска так и не смогли развить достигнутый на отдельных участках тактический успех в оперативный и выйти к р. Дунай. Отражению их ударов способствовали глубокое эшелонирование оборонительных полос и рубежей, их заблаговременная инженерная подготовка, своевременное наращивание усилий в обороне на угрожаемых направлениях. В ходе операции 45 различных артиллерийских частей и соединений осуществили маневр, как в пределах армейских полос, так и между ними. Широкое применение нашел маневр инженерными заграждениями. В период с 6 по 15 марта на минных полях, установленных подвижными отрядами заграждений, враг потерял 130 танков и штурмовых орудий, свыше 850 человек, значительное количество бронетранспортеров и автомашин.

Интенсивные бои с превосходящими силами противника стали тяжелым испытанием и для советских войск. Отражая мощные удары танковых и пехотных группировок, проявляя непревзойденные мужество и героизм, они потеряли 32 899 человек, из них 8492 — убитыми, умершими и пропавшими без вести.

Валерий Абатуров, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, кандидат исторических наук

Источник: сайт Министерства обороны РФ

© 2002 - 2017 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2017 Официальный портал г.Екатеринбурга

Главные новости города