Поиск:
22:23, 28 июня 2017, среда
Версия для слабовидящих

Бобруйская наступательная операция

Советские танкисты и автоматчики атакуют врага. 1-й Белорусский фронт. Июнь 1944 г.В соответствии с замыслом Ставки ВГК Бобруйская операция проводилась на первом этапе операции «Багратион» войсками правого крыла 1-го Белорусского фронта. В полосе предстоявшего советского наступления (севернее р. Припяти) действовали 35, 55-й армейские и 41-й танковый корпуса немецкой 9-й армии. Ее командующий генерал пехоты Г. Иордан (с 27 июня 1944 г. — генерал танковых войск фон Н. Форман) сосредоточил основные усилия на двух направлениях — бобруйском и глусском. На бобруйском направлении, на участке Ректа, Лучин, шириной 35 км, занимали оборону 3 пехотные и 1 танковая дивизии, а на глусском, на участке Здудичи, Трамец, шириной 55 км, было развернуто до 4-х пехотных дивизий. На обоих направлениях противник создал 5 оборонительных рубежей, проходивших по рекам: первый — Друть и Днепр; второй — Добрица; третий — Добысна; четвертый — Ола; пятый — Березина.

Карта Бобруйской наступательной операцииКарта Бобруйской наступательной операции

К 23 июня 1944 г. на правом крыле 1-го Белорусского фронта были развернуты 3, 48, 65, 28-я армии (стрелковых дивизий — 39, стрелковых бригад — 1, укрепленных районов — 3), 16-я воздушная армия (5 авиационных корпусов и 8 авиационных дивизий), Днепровская речная военная флотилия, 1 кавалерийский корпус, 2 танковых корпуса, 1 механизированный корпус, 14 артиллерийских дивизий, 7 артиллерийских бригад, 1 самоходная артиллерийская бригада, 26 танковых и самоходных артиллерийских полков, 3 отдельные авиационные дивизии. Подобное массирование сил и средств позволило создать на избранном для наступления направлении значительное превосходство над врагом: по людям — в 3,3 раза; орудиям и минометам — в 6,3; танкам и САУ (штурмовым орудиям) — 3,6; самолетам — в 3,4 раза.

Командующий войсками фронта генерал армии К.К. Рокоссовский решил прорвать оборону противника на двух участках и, развивая наступление по сходящимся на Бобруйск направлениям, окружить и уничтожить его бобруйскую группировку, после чего выйти в районы Пуховичей и Слуцка. Для выполнения этих задач он приказал 3-й и 48-й армиям генерал-лейтенантов А.В. Горбатова (с 29 июня 1944 г. — генерал-полковник) и П.Л. Романенко с 9-м танковым корпусом, перейдя в наступление из района севернее Рогачева, нанести удар в направлении Бобруйск, Пуховичи. 65-я и 28-я армии генерал-лейтенантов П.И. Батова (с 29 июня 1944 г. — генерал-полковник) и А.А. Лучинского с 1-м гвардейским танковым корпусом должны были нанести удар из района южнее Паричей и развивать наступление в направлениях Романище, Глуша и Романище, Глуск. На их смежных флангах предполагался ввод в прорыв конно-механизированной группы фронта под командованием генерал-лейтенанта И.А. Плиева в составе 4-го гвардейского кавалерийского и 1-го механизированного корпусов. Здесь же приказывалось действовать Днепровской военной флотилии капитана 1 ранга В.В. Григорьева.

В ночь на 23 июня в полосах 3-й и 48-й армий была проведена разведка боем с привлечением стрелкового батальона и двух штрафных рот. Они атаковали передний край обороны противника, но успеха не добились. На следующую ночь 16-я воздушная армия (командующий — генерал-полковник авиации С.И. Руденко) во взаимодействии с соединениями авиации дальнего действия осуществила предварительную авиационную подготовку по его опорным пунктам и огневым позициям в главной полосе обороны, а также по аэродромам. С рассветом началась артиллерийская подготовка атаки, которая продолжалась 2 часа 5 минут. Но, как показали последующие события, подавить огневые средства врага на северном участке прорыва не удалось. К тому же из-за неблагоприятных метеорологических условий в воздух смогли подняться лишь небольшие группы штурмовиков в составе от четырех до восьми самолетов.

Недостатки в огневом поражении противника отрицательно сказались на ходе прорыва его обороны. Составлявшие ударную группу 3-й армии 35-й и 41-й стрелковые корпуса генерал-майоров В.Г. Жолудева и В.К. Урбановича к 8 часам овладели первой, а на отдельных участках и второй траншеей, но дальнейшего продвижения не имели. Командующий армией генерал-лейтенант А.В. Горбатов решил ввести в сражение для завершения прорыва вражеской обороны 9-й танковый корпус генерал-майора Б.С. Бахарова. Но на западный берег р. Друти удалось переправиться только его 108-й танковой бригаде.

Во второй половине дня, когда погода улучшилась, бомбардировочная авиация активизировала свои действия, нанеся два сосредоточенных удара по узлам сопротивления немецких войск. Используя их результаты, ударная группа армии после ряда артиллерийских налетов и при поддержке штурмовиков попыталась продолжить наступление, однако, как и прежде, безуспешно.

Столь же неблагоприятно складывалась обстановка в полосах наступления 42-го и 29-го стрелковых корпусов (генерал-лейтенант К.С. Колганов и генерал-майор А.М. Андреев) 48-й армии. Широкая болотистая пойма р. Друти крайне осложняла переправу боевой техники, особенно танков. К тому же противник сильным артиллерийско-минометным огнем непрерывно обстреливал подходившие к переправам войска, задерживая их продвижение. Только после двух часов напряженных боев ударной группе армии удалось форсировать Друть и овладеть первой, а к 11 часам 30 минутам — и второй траншеей. Бои с целью развития наступления без всякого успеха продолжались до вечера. В итоге правая ударная группировки фронта к исходу первого дня операции продвинулась вперед на участке шириной 20 км всего на 2,5-3,5 км.

В течение ночи на 25 июня соединения 3-й и 48-й армий продолжали переправу главных сил на западный берег р. Друть. В 10 часов они после артиллерийской подготовки и при поддержке авиации возобновили атаки врага. Генерал-лейтенант А.В. Горбатов ввел в сражение из второго эшелона армии 46-й стрелковый корпус генерал-майора К.М. Эрастова, а затем — две бригады 9-го танкового корпуса с задачей овладеть переправами на р. Добрица. Такие меры позволили нарастить темпы наступления. Части 35-го стрелкового корпуса, отбрасывая противника, овладели его сильными опорными пунктами — Большая Крушиновка и Фалевичи. К исходу дня передовые подразделения 41-го стрелкового корпуса в нескольких местах форсировали Добрицу и закрепились на ее западном берегу. Однако его главные силы по-прежнему находились в междуречье Друти и Добрицы. Сильно отстала от боевых порядков стрелковых соединений и артиллерия, которая, с трудом преодолевая заболоченные участки местности, не могла оказать им своевременную и эффективную поддержку огнем.

Немецкая техника, уничтоженная в районе БобруйскаВ результате и второй день операции не привел к перелому в обстановке на бобруйском направлении. Здесь удалось прорвать только главную полосу обороны врага. Такое развитие событий ставило под угрозу выполнение замысла по его окружению. Поэтому генерал армии К.К. Рокоссовский потребовал от командующих 3-й и 48-й армиями максимально использовать все резервы для наращивания темпов продвижения войск. Выполняя его указания, генерал-лейтенант А.В. Горбатов утром 26 июня приказал 9-му танковому корпусу перерезать шоссе Могилев — Бобруйск. К тому же времени поступили данные воздушной разведки о движении противника по всем дорогам, ведущим к Бобруйску. По врагу нанесла удар бомбардировочная и штурмовая авиация, после чего к его преследованию приступили танковые бригады. Вскоре они настигли на дороге сплошные колонны артиллерии, автотранспорта и обозов. Ведя огонь с ходу, танки врезались в них, огнем и гусеницами уничтожали пехоту, боевую и транспортную технику, вносили панику в немецкие подразделения и части.

К 20 часам главные силы корпуса вышли к крупному узлу шоссейных дорог — Титовке, а к утру 27 июня перехватили все пути отхода немецких войск и переправу у восточной окраины Бобруйска. Используя успех танковых частей, стрелковые корпуса 3-й армии, поддержанные авиацией, отразили многочисленные контратаки противника, прорвали его оборону на р. Добрице, а в последующем — и на р. Добысне. В результате группировка врага, находившаяся к юго-востоку от Бобруйска, оказалась охваченной с фланга. В то же время соединения 48-й армии форсировали Днепр и овладели сильным опорным пунктом немецких войск — г. Жлобиным. Таким образом, к исходу третьего дня правая ударная группировка фронта сокрушила вражескую оборону в полосе шириной 155 км и продвинулась в глубину от 10 до 35 км.

Несколько по-иному развивались события в период 23–26 июня на глусском направлении, на котором действовала левая ударная группировка. Здесь, в полосах наступления 65-й и 28-й армий, в ходе разведки боем, проведенной в ночь на 23 июня, разведывательные отряды захватили первую траншею, но в результате контратак врага, поддержанных сильным артиллерийско-минометным огнем, отошли в исходное положение. В ночь на 24 июня авиация нанесла сильные удары по опорным пунктам противника и его резервам в тактической глубине. Ударная группа 65-й армии в составе 18-го стрелкового корпуса генерал-майора И.И. Иванова и 105-го стрелкового корпуса генерал-майора Д.Ф. Алексеева после артиллерийской подготовки и действий небольших групп штурмовой авиации прорвала вражескую оборону и преодолела 5 линий траншей. В такой обстановке командующий армией генерал-лейтенант П.И. Батов принял решение ввести в сражение 1-й гвардейский танковый корпус под командованием генерал-майора М.Ф. Панова. Его 16-я и 17-я гвардейские танковые бригады, развивая наступление по двум самостоятельным направлениям, начали выходить в тыл паричской группировки противника и к исходу дня продвинулись в глубину его обороны на 18 км. В полосе наступления 28-й армии 3-й гвардейский и 20-й стрелковые корпуса генерал-майоров Ф.И. Перхоровича и Н.А. Шварева за 3 часа боя овладели первой траншеей врага и, развивая наступление на запад и северо-запад, встретили его активное противодействие на рубеже р. Тремли.

В целом левая ударная группировка фронта в первый день операции прорвала оборону немецких войск на участке шириной до 30 км и продвинулась в глубину от 5 до 10 км. В течение 25 июня соединения 65-й армии, развивая успех, увеличили вклинение в оборону противника до 30 км. Части 1-го гвардейского танкового корпуса вышли к р. Березине и отрезали пути отхода его паричской группировки. Войска 28-й армия, форсировав Тремлю, овладели оборонительным рубежом на западном берегу реки и вынудили врага к отходу в северо-западном и западном направлениях. В 7 часов в полосе армии начался ввод в прорыв конно-механизированной группы генерал-лейтенанта И.А. Плиева, задача которой заключалась в том, чтобы, обойдя Бобруйск, перерезать все идущие из него на запад дороги. Уже к вечеру 25 июня ее соединения и части углубили прорыв 28-й армии до 30 км.

На следующий день 105-й стрелковый корпус 65-й армии при поддержке сил Днепровской военной флотилии овладел важнейшим узлом обороны противника на р. Березина — Паричами. 1-й гвардейский танковый корпус, отразив многочисленные контратаки немецких 36-й пехотной и 20-й танковой дивизий, вышел в район в 6-8 км юго-западнее Бобруйска, а его передовые подразделения обошли город. Конно-механизированная группа в условиях сильно заболоченной местности и ограниченного числа дорог преодолела, используя захваченные партизанами переправы, р. Птичи и перерезала шоссе Бобруйск — Глуск. Однако свою главную задачу — обойти бобруйскую группировку врага с запада — она не выполнила. Ее 4-й гвардейский кавалерийский корпус, по сути, находился на линии стрелковых войск, а отрыв 1-го механизированного корпуса генерал-лейтенанта С.М. Кривошеина от них составлял всего 6 — 8 км. Несмотря на это, группировка немецких войск, находившаяся к юго-востоку от Бобруйска, попала в катастрофическое положение: 5 пехотных дивизий 35-го армейского корпуса оказались под угрозой окружения.

В результате непрерывных трехдневных боев и стремительного продвижения советских объединений вперед, особенно на глусском направлении, большинство пехотных дивизий противника утратило связь с вышестоящими штабами и другими соединениями. Они осуществляли отход по изолированным направлениям, пытаясь избежать окружения. В сложившейся обстановке командующий немецкой 9-й армией генерал пехоты Г.Иордан, введя в сражение все резервы, стремился отвести войска на рубеж рек Суши, Свислочи, Птичи, где надеялся восстановить их боеспособность и остановить продвижение 1-го Белорусского фронта. Одновременно командование группы армий «Центр», уяснив серьезность положения 9-й армии и стремясь нарастить усилия на бобруйско-минском направлении, стало перебрасывать в район Пуховичей 12-ю танковую дивизию, прибывшую из-под Риги, и 390-ю дивизию особого назначения из района Минска. Для прикрытия слуцко-барановичского направления из районов Пинска и Лунинца началось выдвижение частей венгерского 1-го кавалерийского корпуса.

Начиная с 27 июня, действия обеих ударных группировок фронта были направлены на разгром врага в районе юго-восточнее Бобруйска и в самом городе. При этом их первоочередная задача заключалась в том, чтобы в короткие сроки образовать внутренний и внешний фронты окружения. Однако выходившие на них разновременно соединения 3, 48-й и 65-й армий имели между собой значительные промежутки. Этим обстоятельством решил воспользоваться командующий немецкой 9-й армией, который приказал исполнявшему обязанности командира 35-го армейского корпуса генералу К.-Ю. Лютцову, осуществив прорыв на Бобруйск или Погорелое (28 км восточнее Пуховичей) для того чтобы соединиться с 4-й армией.

Выполняя этот приказ, Лютцов отдал распоряжение уничтожить всю технику, оставив лишь необходимую для прорыва. С полудня 27 июня в расположении окруженного противника послышались сильные взрывы, появились очаги пожаров. Солдаты подрывали орудия, тягачи, танки, сжигали машины, уничтожали скот. В 18 часов разведка 16-й воздушной армии обнаружила в районе Дубовки, Телуши, Савичи скопление пехоты, до 150 танков, более 1000 орудий разных калибров, до 6 тыс. автомашин, 400 тягачей, многочисленные обозы. Боевые группы силами от батальона до двух полков пехоты с 16-18 танками во второй половине дня неоднократно атаковали части 9-го танкового корпуса в районе Титовки, пытаясь прорваться на север. В 18 часов враг предпринял попытку захватить переправу через Березину. Для этого в районе населенного пункта Бабино он сосредоточил 60-70 танков с пехотой на автомашинах. Но после 30-минутного боя немецкие войска, потеряв до 40 танков и около 50 автомашин, отошли в исходное положение.

9-й танковый корпус отражал удары врага самостоятельно, без поддержки стрелковых частей, так как они еще не успели выйти в этот район. С учетом этого командование фронта решило привлечь к уничтожению окруженной группировки авиацию 16-й воздушной армии. В 19 часов в воздух поднялись 526 самолетов. В течение полутора часов расположение противника подвергалось воздействию с воздуха. В результате в местах скопления техники образовались крупные пожары. Горели автомашины, танки, горючее, боеприпасы, на возможных путях выхода возникали пробки и заторы. Немецкие солдаты были охвачены паникой. Их уцелевшие от авиационных ударов разрозненные группы, бросив боевую технику, начали сдаваться в плен.

В целом к исходу 27 июня 3, 48, 65-я армии и Днепровская военная флотилия при интенсивной поддержке авиации 16-й воздушной армии полностью завершили окружение 296, 6, 383, 45, 36, 134-й пехотных и 20-й танковой дивизий, многочисленных отдельных подразделений, специальных служб и средств усиления общей численностью до 40 тыс. человек. Генерал армии К.К. Рокоссовский возложил уничтожение немецких войск юго-восточнее Бобруйска на 48-ю армию, а овладение городом — на 105-й стрелковый корпус 65-й армии.

Блокированная юго-восточнее Бобруйска вражеская группировка в течение ночи и первой половины дня 28 июня предпринимала неоднократные попытки прорыва из окружения. Только левофланговые соединения 3-й армии отразили свыше двадцати ее атак, предпринятых силами до полка пехоты с танками. При этом лишь небольшой группе противника удалось выйти в леса севернее Думановщины, но там ее вскоре уничтожили части 41-го стрелкового корпуса 3-й армии. Одновременно 42, 29-й и 53-й стрелковые корпуса 48-й армии сильными фронтальными ударами рассекли группировку врага и, уничтожая ее по частям, начали продвижение к р. Березина. Потеряв всякую надежду на соединение со своими войсками, немецкие солдаты во главе с офицерами группами по 100-250 человек стали сдаваться в плен.

Еще во второй половине дня 27 июня части 1-го гвардейского танкового и 105-го стрелкового корпусов попытались с ходу овладеть Бобруйском, но безуспешно. С утра следующего дня они после перегруппировки продолжили наступление в городских кварталах. В 16 часов отряд врага в количестве более 1 тыс. человек предпринял первую попытку прорваться из окружения, но был атакован с нескольких направлений подразделениями 1-го гвардейского танкового корпуса и полностью уничтожен. К исходу дня соединения 105-го стрелкового корпуса, сменившие танковые части, освободили несколько кварталов на северной, северо-западной и южной окраинах города, а также в районе железнодорожной станции.

28 июня генерал армии К.К. Рокоссовский с целью скорейшего высвобождения войск для развития наступления на запад потребовал от командующего 48-й армией сменить соединения 3-й и 65-й армий «на восточном берегу реки Березина и северной, западной и южной окраинах Бобруйска». В тот же день с наступлением темноты немецкое командование сосредоточило крупную группировку в северных и северо-западных кварталах города против 356-й стрелковой дивизии. Получив эти данные, командир 105-го стрелкового корпуса направил в полосу этой дивизии артиллерийские подразделения и гвардейский минометный дивизион. Учитывая городские условия, многие орудия были выставлены для ведения огня прямой наводкой. В 1 час 30 минут 29 июня противник общей численностью 10-15 тыс. человек с 42 танками и штурмовыми орудиями перешел в наступление. Основную роль в его срыве сыграли орудия прямой наводки и реактивные установки, огонь которых заставил врага отойти в исходное положение.

Через полчаса он вновь нанес удар по 1181-му и 1183-му стрелковым полкам дивизии. Несмотря на плотный артиллерийский и пулеметный огонь, немецкие подразделения рвались вперед. На поле боя, в сплошной темноте, возникали рукопашные схватки. В течение часа солдаты и офицеры двух полков отражали атаки противника, которому на некоторых участках удалось незначительно вклиниться в глубину обороны и выйти в районы огневых позиций артиллерии.

В 4 часа утра передовые части 42-го и 29-го стрелковых корпусов 48-й армии, поддержанные сильным огнем артиллерии и Днепровской военной флотилией, начали переправу через Березину и вступили в бой на восточной окраине Бобруйска. С запада и юга возобновили наступление соединения 105-го стрелкового корпуса. К 8 часам 354-я стрелковая дивизия, уничтожая врага в домах и подвалах, овладела вокзалом и прилегавшими к нему кварталами.

Отражая удары с различных направлений, противник в 8 часов предпринял третью попытку прорыва из окружения в северо-западной части города. Ему удалось образовать брешь в обороне 356-й стрелковой дивизии. Через нее группа немецких солдат и офицеров в количестве 1,5 тыс. человек вдоль западного берега Березины устремилась к Шатково и Осиповичам, но вскоре под воздействием соединений 18-го стрелкового корпуса прекратила свое существование. Другая группа врага численностью до 8-9 тыс. человек рассеялась в лесных массивах южнее и восточнее населенных пунктов Восход и Сычково, где снова была окружена. Ценой больших потерь группировке противника в количестве до 6 тыс. человек в очередной раз удалось прорваться к населенному пункту Октябрь. Здесь ее блокировали 9-й танковый и 46-й стрелковые корпуса, которые уничтожили до 2 тыс. вражеских солдат и офицеров, одновременно пленив 2,5 тыс. человек.

Оставшиеся в Бобруйске группы противника сложили оружие к 10 часам 29 июня в результате совместных действий 105-го и 42-го стрелковых корпусов 65-й и 48-й армий, а также сил Днепровской военной флотилии. По сведениям штабов этих армий, в боях за город они уничтожили свыше 7 тыс. солдат и офицеров, захватили 12 эшелонов с продовольствием, фуражом и снаряжением, свыше 400 артиллерийских орудий, 60 танков и штурмовых орудий, более 500 автомашин, до 2 тыс. человек пленными.

В то время, когда завершалось уничтожение крупной группировки врага к юго-востоку от Бобруйска и в самом городе, основные силы 3, 65-й и 28-й армий развивали наступление на северо-запад и запад. Преследуя разрозненные немецкие части, они во взаимодействии с партизанами далеко отодвинули от Бобруйска внешний фронт окружения, прорвали оборону противника на р. Птичь, овладели крупным узлом шоссейных дорог и районным центром — г. Глуск. Одновременно конно-механизированная группа освободила населенные пункты Глуша и Городок, захватила крупный город и железнодорожную станцию Старые Дороги, продвинувшись вперед более чем на 50 км. К 29 июня войска правого крыла 1-го Белорусского фронта на четверо суток ранее намеченного планом операции срока успешно решили ближайшую задачу, поставленную перед ними Ставкой Верховного Главнокомандования. В ходе боевых действий они разгромили немецкую 9-ю армию, освободили значительную территорию Белоруссии, создали благоприятные условия для развития наступления на минском и барановичском направлениях.

Валерий Абатуров, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института военной истории Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации

Источник: сайт Министерства обороны РФ

© 2002 - 2017 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2017 Официальный портал г.Екатеринбурга

Главные новости города