Поиск:
22:29, 28 июня 2017, среда
Версия для слабовидящих

Верхне-Силезская наступательная операция

Верхняя СилезияВо второй половине февраля 1945 г. армии правого крыла 1-го Украинского фронта с выходом на реки Одер и Нейсе почти на 200 км опередили объединения, действовавшие на его левом крыле. Сложившаяся на линии соприкосновения сторон обстановка позволяла противнику нанести контрудар из района оппельнского выступа, что ставило под вопрос перспективы дальнейшего наступления на берлинском направлении. Для того чтобы исключить подобное развитие событий, командующий войсками фронта Маршал Советского Союза И.С. Конев решил окружить представлявшие серьезную опасность соединения немецких 17-й армии и армейской группы «Хейнрици», сосредоточенные юго-западнее Оппельна, и после их разгрома выйти на рубеж Штрелен, Патшкау, Опава, то есть в предгорья Судет.

Замыслом операции предусматривалось нанести удар по сходящимся на Нойштадт направлениям силами двух группировок — оппельнской (северная) и ратиборской (южная). В состав первой из них вошли 21-я и 4-я (с 17 марта 1945 г. — 4-я гвардейская) танковая армии генерал-полковников Д.Н. Гусева и Д.Д. Лелюшенко, 34-й гвардейский стрелковый корпус 5-й гвардейской армии (генерал-полковник А.С. Жадов) и 4-й гвардейский танковый корпус (генерал-лейтенант П.П. Полубояров). Основу южной группировки составили 59-я и 60-я армии генерал-лейтенанта И.Т. Коровникова и генерал-полковника П.А. Курочкина, 7-й гвардейский механизированный корпус генерал-лейтенанта И.П. Корчагина и 31-й танковый корпус генерал-майора Г.Г. Кузнецова. Поддержка наземных войск возлагалась на 2-ю воздушную армию генерал-полковника авиации С.А. Красовского. Всего к наступлению привлекались 31 стрелковая дивизия (средняя численность — 3-5 тыс. человек), 5640 орудий и минометов, 988 танков и САУ, более 1700 самолетов.

Советским войскам противостояли до 15 дивизий, свыше 1420 орудий и минометов, 94 танка и штурмовых орудия, действовавшие при поддержке сил 4-го воздушного флота. Учитывая неглубокое построение обороны врага, а также большое превосходство фронта над ним в боевой технике и вооружении, Маршал Советского Союза И.С. Конев планировал достичь цель операции в короткие сроки. Поэтому основная роль в наступлении отводилась соединениям 4-й танковой армии, 7-го гвардейского механизированного и 31-го танкового корпусов. Они должны были совместно со стрелковыми частями прорвать оборону противника, после чего стремительно продвигаться в глубину с тем, чтобы лишить немецкое командование возможности своевременно реагировать на изменения обстановки.

Карта

15 марта после артиллерийской подготовки соединения двух ударных группировок атаковали передний край вражеской обороны. Однако с самого начала свои коррективы в планы фронтового командования внесла непогода. Из-за плохих метеоусловий авиация начала действовать только после полудня. Из общего количества 2995 самолето-вылетов, запланированных на день, она смогла произвести лишь 1283. В период подготовки атаки и с ее началом огневое поражение противника осуществляла только артиллерия, которая не смогла уничтожить большинство противотанковых средств. В таких условиях расчет на применение подвижных соединений в первом эшелоне для прорыва обороны себя не оправдал. Танковые корпуса понесли большие потери. Так, например, в 31-м танковом корпусе они составили более 30 % боевых машин.

Действия танков, к тому же, значительно усложняла весенняя распутица. Они вынуждены были двигаться, в основном, по дорогам, на которых немецкие подразделения заблаговременно подготовили сильные узлы сопротивления и засады. Бои шли за каждую высоту, узел дорог, населенный пункт. В результате к исходу дня северная ударная группировка смогла прорвать только две позиции обороны врага. Успешнее действовала южная группировка, которая преодолела от 8 до 10 км.

Медленное продвижение советских войск позволило командованию противника принять меры к усилению угрожаемых направлений. В течение 15-16 марта оно начало перебрасывать на них моторизованную, танковую и пехотную дивизии. Чтобы упредить их в занятии оборонительных рубежей, Маршал Советского Союза И.С. Конев приказал не прекращать наступления ночью, для чего ежесуточно выделять по одному усиленному стрелковому батальону от каждой дивизии. В результате принятых мер соединения двух ударных группировок завершили прорыв тактической зоны обороны и 18 марта установили соприкосновение в районе Нойштадта. В окружении оказались части 20-й пехотной дивизии СС, 168-й и 344-й пехотных дивизий, 18-й моторизованной дивизии СС, несколько отдельных полков и батальонов.

Содержание избранного командующим войсками фронта способа разгрома врага заключалось в том, чтобы без дополнительной подготовки сразу же нанести несколько ударов, рассечь окруженную группировку на части, изолировать их друг от друга, нарушить взаимодействие и дезорганизовать управление. Выполнение этих задач он возложил на 21-ю и 59-ю армии, одновременно приказав 4-й гвардейской танковой армии исключить подход резервов противника из района западнее г. Нейссе. В течение 19-20 марта эта армия сорвала все попытки немецкого командования деблокировать свои войска и создала условия для их ликвидации стрелковыми соединениями.

В последующем наступление велось по отдельным направлениям с целью выхода в предгорья Судет. Наиболее благоприятная обстановка для преследования врага сложилась в полосе 21-й армии. Здесь 24 марта ее части совместно с подразделениями 4-й гвардейской танковой армий после напряженных уличных боев овладели крупным узлом железных и шоссейных дорог — г. Нейссе. Тем самым они лишили командование противника возможности эксплуатировать рокадную железную дорогу, соединявшую группы армий «Центр» и «Юг».

В более сложных условиях на завершающем этапе операции пришлось действовать 60-й армии, которая наносила удар в направлении Ратибор, Опава. В случае ее выхода к Опаве создавалась угроза тылу вражеской группировки, прикрывавшей Моравска-Остравский промышленный район. Поэтому немецкое командование всячески стремилось задержать дальнейшее продвижение армии, для чего перебросило против нее дополнительно две танковые дивизии. С целью сломить усилившееся сопротивление противника Маршал Советского Союза И.С. Конев принял решение вывести из сражения 4-ю гвардейскую танковую армию в полосе 21-й армии и перегруппировать ее в полосу 60-й армии.

Прибытие танковых соединений позволило нарастить общие темпы наступления. 27 марта дивизии 60-й армии освободили г. Рыбник, но на подступах к Ратибору были остановлены. Перелом в ходе боевых действий наступил после сосредоточения здесь двух артиллерийских дивизий прорыва и большей части армейской артиллерии. Их массированное применение не оставило врагу шансов на успех. 31 марта советские войска завершили освобождение города.

В результате проведенной операции армии левого крыла 1-го Украинского фронта овладели юго-западной частью Верхней Силезии и заняли выгодное положение для последующих ударов на дрезденском и пражском направлениях. Они уничтожили более 40 тыс. солдат и офицеров противника, пленили 14 тыс. человек, вывели из строя 280 танков и штурмовых орудий (с учетом прибывших в ходе боевых действий), до 600 полевых орудий, большое количество другой военной техники. При этом потери фронта в людях составили 66 801 человек, из них 15 876 — убитыми, умершими и пропавшими без вести.

Анатолий Борщов, старший научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии
Генерального штаба ВС РФ, кандидат исторических наук

Источник: сайт Министерства обороны РФ

© 2002 - 2017 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2017 Официальный портал г.Екатеринбурга

Главные новости города