Поиск:
13:31, 12 декабря 2017, вторник
Версия для слабовидящих

Корсунь-Шевченковская наступательная операция

И.С. Конев и П.С. Ротмистров на наблюдательном пункте в ходе Корсунь-Шевченковской наступательной операции. Зима 1944 г.При планировании военных действий на зиму 1944 г. целью операций советских войск на юго-западном направлении предполагалось развернуть наступление силами 1-го, 2-го, 3-го и 4-го Украинских фронтов, разгромить группы армий «Юг» и «А», освободить Правобережную Украину и создать условия для выхода советских войск к южной государственной границе.

Корсунь-Шевченковская операция, проводившаяся с 24 января по 17 февраля 1944 г., имела целью уничтожения группировки противника в глубоком выступе, образовавшемся в результате Житомирско-Бердичевской и Кировоградской операций. Эта группировка включала части сил немецких 1-й танковой и 8-й полевой армий группы армий «Юг» (генерал-фельдмаршал Э. Манштейн). В общей сложности в нее входили 10 пехотных, 2 танковые дивизии, моторизованная бригада СС «Валлония», 4 дивизиона штурмовых орудий, а также большое количество артиллерийских и инженерных частей усиления. Ее поддерживала авиация 4-го воздушного флота. Всего корсунь-шевченковская группировка противника насчитывала более 170 тыс. человек, 1640 орудий и минометов, 140 танков и штурмовых орудий, до 1000 самолетов.

Немецкие танки в районе Корсунь-Шевченковского. Январь 1944 г.Наиболее крупные резервы противник держал в районе западнее и северо-западнее Кировограда (4 танковые дивизии) и в районе юго-западнее Охматова (3 танковые дивизии 1-й танковой армии), что позволяло быстро перебросить их в район звенигородско-мироновского выступа.

Противник готовил выступ не только к устойчивой обороне, но и в качестве исходного района для наступательных действий. Удерживая его, он не позволял сомкнуть смежные фланги 1-го и 2-го Украинских фронтов, препятствовал их продвижению к Южному Бугу, угрожал нанесением ударов по флангам фронтов и рассчитывал на восстановление обороны по Днепру.

Характер вражеской обороны по всему периметру был разным. Перед 1-м Украинским фронтом, на участке Тыновка, Кагарлык, противник не успел создать мощную оборону, поскольку на этот рубеж он был отброшен 10–12 января. Тем не менее, он успел имевшиеся здесь опорные пункты прикрыть заграждениями. Наиболее прочную оборону с развитой системой оборонительных сооружений и различного рода заграждений враг создал на участке Кагарлык, Мошны.

В полосе наступления 2-го Украинского фронта на участке Мошны, Смела местность была заболоченной, и поэтому здесь оборона противника состояла из отдельных опорных пунктов, перехватывавших основные дороги. А к югу от Смелы она была более мощной и состояла из двух полос. При этом главная полоса была оборудована системой опорных пунктов и узлов сопротивления, прикрытых минными полями и проволочными заграждениями. Строительство второй полосы к началу наступления советских войск не было закончено. Оборонявшиеся соединения и части противника накопили богатый боевой опыт и, несмотря на понесенные в предыдущих сражениях потери, сохраняли высокую степень боеспособности.

Ставка Верховного Главнокомандования (ВГК) поставила 1-му и 2-му Украинским фронтам задачу окружить и уничтожить вражескую группировку в корсунь-шевченковском выступе. Для ее решения она усилила их войсками, особенно подвижными, боевой техникой, вооружением и боеприпасами. Так, в январе в состав 1-го Украинского фронта из резерва Ставки ВГК были переданы 47-я общевойсковая и 2-я танковая армии, 6-й гвардейский кавалерийский и 5-й механизированный корпуса. На доукомплектование танковых войск с 22 января по 3 февраля было направлено 400 новых танков Т-34. 2-й Украинский фронт усиливался 5-м гвардейским кавалерийским корпусом, передислоцированным из полосы наступления 4-го Украинского фронта.

К операции привлекались 40-я, 27-я, 6-я танковая армии, часть сил 2-й воздушной армии 1-го Украинского фронта, 52-я, 4-я гвардейская, 53-я, 5-я гвардейская танковая, 5-я воздушная армии и 5-й гвардейский кавалерийский корпус 2-го Украинского фронта, а также 10-й истребительный авиационный корпус противовоздушной обороны (ПВО) страны. Всего в составе группировки советских войск имелось 27 стрелковых, 3 кавалерийские дивизии, 2 укрепленных района, 4 танковых и 1 механизированный корпус. Она насчитывала свыше 336 тыс. человек, около 4 тыс. орудий и минометов, 376 танков и самоходных артиллерийских установок, свыше 1000 самолетов. Советские войска превосходили противника по людям почти в 2 раза, по артиллерии — в 2,4, по танкам — в 2,7 раза при примерном равенстве в авиации.

Замыслом операции предусматривалось встречными ударами войск левого крыла 1-го Украинского и правого крыла 2-го Украинского фронтов под основание выступа в общем направлении на Шпола «окружить и уничтожить группировку противника в звенигородско-мироновском выступе» и создать условия для развития наступления к Южному Бугу.

Исходя из общего замысла операции, командующий войсками 1-го Украинского фронта генерал армии Н.Ф. Ватутин решил прорвать оборону противника на 27-километровом участке Тыновка, Кошеватое, имея в первом эшелоне на направлении главного удара 40-ю, 27-ю общевойсковые и 6-ю танковую армии. Предполагалось, что с учетом незавершенности оборудования обороны противника на избранном участке прорыва, мощный первоначальный удар пехоты и танков может привести к ее быстрому прорыву и развитию наступления в глубину. К исходу первого дня операции намечалось продвинуться на 12–15 км, на второй день овладеть Звенигородкой, а к исходу третьего дня соединиться с войсками 2-го Украинского фронта в районе Шполы. В дальнейшем 6-ю танковую армию планировалось использовать на внешнем фронте окружения, а часть сил 27-й армии — на внутреннем.

Решение командующего войсками 2-го Украинского фронта генерала армии И.С. Конева предусматривало прорыв обороны противника на направлении главного удара в районе Вербовка, Красносилка на 19-километровом участке смежными флангами 4-й гвардейской и 53-й армий. В полосе 53-й армии в первый день операции планировался ввод в сражение 5-й гвардейской танковой армии для завершения прорыва тактической зоны обороны врага и развития наступления с целью выхода на третий-четвертый день операции в район Звенигородки.

Правее ударной группировки фронта предполагалось наступление 52-й армии. Для действий на внешнем фронте окружения предназначалась 5-я гвардейская танковая и 53-я армии, на внутреннем — соединения 4-й гвардейской и 52-й армий. Для скрытия направления главного удара и сковывания сил противника намечалось за день до начала наступления операции предпринять наступление силами 5-й и 7-й гвардейских армий на кировоградском направлении.

Войска фронтов поддерживались авиацией 5-й воздушной армии, а также в интересах Корсунь-Шевченковской операции привлекалась часть сил авиации 2-й воздушной армии (истребительный авиационный корпус, штурмовая и ночная бомбардировочная авиационные дивизии). В целях создания ударных группировок фронтов проводились перегруппировки войск. Во 2-м Украинском фронте из района Кировограда на направление главного удара в короткий срок были переброшены 5-я гвардейская танковая армия, артиллерийская дивизия прорыва и ряд артиллерийских и инженерных частей. В 1-м Украинском фронте были проведены внутренние перегруппировки и усиление 27-й и 40-й армий. В результате этого на направлениях главных ударов фронтов было достигнуто еще большее превосходство над противником: в 1-м Украинском — двукратное по пехоте и троекратное по танкам и артиллерии; во 2-м Украинском фронте — более чем троекратное по пехоте, шестикратное по артиллерии и десятикратное по танкам.

Операция готовилась в сжатые сроки (в течение пяти — семи суток). При этом отдельные соединения фронтов не прекращали активных боевых действий на других направлениях. Рано начавшаяся на Украине оттепель и распутица затрудняли перегруппировку войск и подвоз материальных средств. Пришедшие в негодное состояние грунтовые аэродромы и ненастная погода ограничивали возможности авиации.

В подготовительный период штабы обобщали данные по обороне противника, отрабатывали организацию взаимодействия войск. С личным составом проводились занятия по боевой и политической подготовке. Приказом командующего войсками 2-го Украинского фронта от 23 января 1944 г. предписывалось принять меры к строжайшему сохранению тайны, провести строгую маскировку группировки войск, артиллерии и танков, запретить движение днем автотранспорта и войск, соблюдать светомаскировку. Запрещалось использовать радиосвязь до начала наступления. Однако данные требования оказались запоздалыми, так как противник имел достаточно полные сведения о группировках советских войск на участках прорыва.

Ранним утром 24 января после мощного артиллерийского налета передовые батальоны 4-й гвардейской и 53-й армий 2-го Украинского фронта перешли в атаку. В результате упорных боев к исходу дня они овладели опорными пунктами на первой и отчасти на второй позиции на глубину от 2 до 6 км. С утра 25 января после 10-минутной артиллерийской подготовки в наступление перешли главные силы фронта, включая 5-ю гвардейскую танковую армию.. Действовавшие в первом эшелоне части 20-го танкового корпуса генерал-лейтенанта танковых войск И.Г. Лазарева в ночь на 27 января освободили Лебедин и двинулись на Шполу. 29-й танковый корпус генерал-майора танковых войск И.Ф. Кириченко передовыми частями достиг Водяного и Липянки.

Немецкое командование, понимая, что удар войск 2-го Украинского фронта в направлении Шполы представляет серьезную угрозу для всей корсунь-шевченковской группировки, начало спешно создавать контрударные группировки войск в районе Ново-Миргорода (три танковые дивизии) и севернее Пасторское (до трех пехотных и одной танковой дивизий). 27 января они нанесли встречный удар с севера и юга в общем направлении на Оситняжку и закрыли образовавшуюся в обороне брешь. При этом прорвавшиеся передовые части 20-го и 29-го танковых корпусов оказались отрезанными от главных сил фронта.

Для восстановления связи с этими корпусами и устранения угрозы врага на флангах прорыва командующий войсками фронта ввел в сражение 25-ю танковую бригаду 29-го танкового корпуса и 18-й танковый корпус, а также 5-й гвардейский кавалерийский корпус из резерва фронта. Совместными усилиями этих соединений и стрелковых дивизий 4-й гвардейской и 53-й армий после тяжелых трехдневных боев в районе Капитоновки и Тишковки удалось отбросить врага и восстановить прерванную связь с 20-м и 29-м танковыми корпусами.

В это время подвижные войска 2-го Украинского фронта, вышедшие в район Шполы, продолжали успешно продвигаться вперед. В полдень 28 января 155-я танковая бригада 20-го гвардейского танкового корпуса в числе первых ворвалась в Звенигородку. Навстречу войскам 2-го Украинского фронта 26 января с противоположной стороны основания корсунь-шевченковского выступа нанесли удар войска 40-й, 27-й и 6-й танковой армий 1-го Украинского фронта. Прорвав первую позицию противника, войска главной группировки фронта устремились вглубь его обороны. Враг оказывал упорное сопротивление и силами двух танковых дивизий нанес контрудар по правому флангу 40-й армии в направлении Охматова. Для ее усиления командующий войсками фронта передал в оперативное подчинение командующему 40-й армией 11-й танковый корпус 1-й танковой армии.

Так как наступление 27-й и 6-й танковой армий развивалось успешнее, командующий войсками фронта решил перенести главный удар в их полосу и передал в подчинение генерал-лейтенанта танковых войск А.Г. Кравченко 47-й стрелковый корпус из 40-й армии. Ближайшей задачей этого корпуса было овладение сильным узлом сопротивления врага в населенном пункте Виноград. 6-й танковой армии ставилась задача обойти его с юга и севера, к исходу 28 января выйти в район Звенигородки и овладеть рубежом Рыжановка, Чижовка, Ризино.

Командующий 6-й танковой армией А.Г. Кравченко (слева) с офицерами штаба в период Корсунь-Шевченковской операции. Зима 1944 г.С утра 28 января передовой отряд 6-й танковой армии под командованием заместителя командира 5-го механизированного корпуса генерал-майора танковых войск М.И. Савельева обошел с севера опорный пункт противника у н.п. Виноград и, развивая наступление, 28 января ворвался на северо-западную окраину Звенигородки. После упорных боев в западной части города, в 15 часов 233-я танковая бригада 5-го механизированного корпуса соединилась в районе Звенигородки с передовыми частями 20-го танкового корпуса 5-й танковой армии 2-го Украинского фронта. За пять дней боев встречными ударами войск двух фронтов под основание корсунь-шевченковского выступа была окружена вражеская группировка.

1 февраля командующий войсками 1-го Украинского фронта поставил задачу 27-й армии на разгром окруженной группировки противника совместно с войсками 2-го Украинского фронта. В этот же день аналогичный приказ войскам 4-й гвардейской, 52-й армиям и 5-му кавалерийскому корпусу отдал командующий войсками 2-го Украинского фронта. К 3 февраля сплошной внутренний фронт окружения этими силами был создан.

На внешнем фронте к этому времени на участке от Тыновки до Звенигородки занимали оборону 104-й стрелковый корпус 40-й армии, 47-й стрелковый, 5-й гвардейский танковый и 5-й механизированный корпуса 6-й танковой армии 1-го Украинского фронта. От Звенигородки до Канижа оборонялись 5-я гвардейская танковая армия в составе 49-го стрелкового корпуса, 18, 20 и 29-го танковых корпусов, а также 53-я армия 2-го Украинского фронта. Всего на внешнем, 120-километровом фронте окружения врагу противостояли 22 стрелковые дивизии, 4 танковых и механизированный корпуса, численностью вместе со средствами усиления около 150 тыс. человек, 2736 орудий и минометов, 307 танков и самоходно-артиллерийских установок.

Немецкое командование надеялось ударом танковых дивизий прорвать внешний фронт советских войск и деблокировать окруженную группировку. С этой целью к 27 января в районе Ново-Миргорода сосредоточились четыре танковые дивизии 8-й армии, а в район Ризино начали выдвижение из района западнее Охматова две танковые дивизии 1-й танковой армии. Командиру 11-го армейского корпуса генералу В. Штеммерману, возглавлявшему окруженные войска, было приказано сражаться до последнего патрона.

В конце января — первых числах февраля противник настойчиво пытался пробиться к окруженным войскам в полосе 2-го Украинского фронта в районах Ново-Миргорода и Толмача. Навстречу им в южном направлении наносила удар окруженная группировка из района Городище (10 км севернее Вязовок). Однако упорным сопротивлением войск 2-го Украинского фронта удары противника на внешнем фронте были отбиты, а вскоре войска 52-й и 4-й гвардейских армий ликвидировали городищенский узел сопротивления. После этого немецкое командование перенесло основные усилия в полосу 1-го Украинского фронта, в район Рыжановка, Ризино. Здесь командующий 1-й танковой армией генерал Г. Хубе сосредоточил сильную группировку из четырех танковых дивизий, двух тяжелых танковых батальонов и четырех дивизионов штурмовых орудий и спланировал пробиться к окруженным войскам через Лисянку. Дело в том, что именно на этом направлении удерживавшая стеблевский выступ окруженная группировка находилась ближе всего к внешнему фронту.

4 февраля противник нанес удар в районе Ризино и ценой больших потерь сумел вклиниться в оборону 47-го стрелкового корпуса. Возникла опасность прорыва врага к окруженным дивизиям. Командующий войсками 1-го Украинского фронта отдал распоряжение ввести в сражение 2-ю танковую армию (3-й и 16-й танковые корпуса) под командованием генерал-лейтенанта танковых войск С.И. Богданова. С утра 6 февраля она во взаимодействии с соединениями 40-й и 6-й танковой армий перешла в контрнаступление. В результате продвижение противника было остановлено, на ряде участков он был отброшен назад, а некоторые части врага были окружены и уничтожены в районе Косяковка, Кучковка. Но вклинение противника в оборону советских войск сохранилось. Более того, на данный участок дополнительно подтягивались танковая дивизия и три дивизиона штурмовых орудий. Для отражения нового наступления противника советское командование к утру 9 февраля выдвинуло в район Лисянки 8-ю гвардейскую танковую бригаду 20-го танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии, усиленную самоходно-артиллерийским полком и одним полком 31-й истребительно-противотанковой бригады. Одновременно командующий 5-й гвардейской танковой армией получил задачу на организацию на дорогах засад танков и артиллерии. Кроме этого, на базе частей истребительно-противотанковой артиллерии в коридоре, отделявшем окруженные войска противника от внешнего фронта, были организованы противотанковые опорные пункты. Оборона была готова встретить очередное наступление врага, и он не заставил себя ждать.

К 11 февраля противнику удалось создать несколько ударных группировок в районах: Ризино — из состава 1-я немецкой танковой армии, Ерки — силами войск 8-й армии, Стеблево — из состава окруженной группировки противника (части двух пехотных дивизий, тяжелый танковый батальон танковой дивизии СС «Викинг» и мотобригада СС «Валлония»). Встречными ударами вражеское командование намеревалось деблокировать свои окруженные соединения и одновременно окружить советские войска, действовавшие в районе Рыжановка, Лисянка, Звенигородка. Наступление противника началось на внешнем фронте окружения утром 11 февраля. В полосе 2-го Украинского фронта его наступавшим из района Ерки частям удалось к исходу дня занять станцию Звенигородка и ряд других населенных пунктов. Но в дальнейшем враг был остановлен упорным сопротивлением оборонявшихся там советских войск. В полосе 1-го Украинского фронта, в районе Ризино контрударная группировка противника прорвала оборону 47-го стрелкового корпуса и вышла в район Лисянки. Данный факт Маршал Советского Союза Г.К. Жуков в докладе Верховному Главнокомандующему объяснял потерей управления со стороны командующего 6-й танковой армией и командира 47-го стрелкового корпуса. Он приказал генералу армии Н.Ф. Ватутину оперативно подчинить их командующему 27-й армией. Кроме того, в этом районе к утру 12 февраля сосредоточились главные силы 2-й танковой армии. Туда же перебрасывались две бригады 5-й гвардейской танковой армии. На лисянском направлении развертывалась 202-я стрелковая дивизия. Здесь же действовали резервные самоходно-артиллерийские полки. На реке Гнилой Тикич, по которой проходила вторая линия обороны созданной группировки советских войск, враг был остановлен, и его попытка деблокировать окруженную группировку провалилась. В это время активно действовали советские войска на внутреннем фронте окружения (13 стрелковых, 3 кавалерийские дивизии, 2 укрепленных района, около 2 тыс. орудий и минометов, 138 танков и самоходно-артиллерийских установок). Ударами с различных направлений они отсекали, а затем уничтожали отдельные группы и гарнизоны окруженного противника. Им помогали партизанские отряды.

Кольцо окружения сжималось, и к 8 февраля территория, занимаемая войсками противника, полностью простреливалась советской артиллерией. В этот день в целях прекращения кровопролития советское командование предъявило окруженным войскам ультиматум с требованием о капитуляции. Однако ультиматум был отклонен. Более того, блокированные вражеские войска, рассчитывая на помощь извне, предприняли попытки вырваться из окружения.

В очередной раз они нанесли удар из района Стеблева на юго-запад 12 февраля в надежде прорвать внутренний фронт советских войск и соединиться в районе Лисянки со своими танковыми дивизиями. Развернулись ожесточенные бои, в результате которых противник, неся многочисленные потери, сумел выйти в район Шандеровки. От танковых дивизий, прорвавшихся в район Лисянки, окруженную группировку отделяли каких-то 10–12 км.

Корсунь-Шевченковская наступательная операция 24 января – 17 февраля 1944 г.Корсунь-Шевченковская наступательная операция 24 января – 17 февраля 1944 г.

Проанализировав ситуацию, Ставка ВГК в своей директиве указала своему представителю на ряд недостатков в координации войск. Отмечались, в частности: отсутствие общего плана уничтожения корсунь-шевченковской группировки противника совместными усилиями 1-го и 2-го Украинских фронтов, недостаточный боевой состав 27-й армии и непринятие решительных мер по ликвидации в первую очередь стеблевского выступа противника, откуда исходила угроза его прорыва. Ставка ВГК требовала принятия действенных мер для уничтожения окруженной группировки врага. Выполняя эти указания, на угрожаемые направления дополнительно были срочно переброшены соединения и части 5-й гвардейской танковой армии и 5-го кавалерийского корпуса, другие стрелковые, танковые, артиллерийские и инженерные части.

12 февраля 1944 г. состоялось решение Ставки ВГК о подчинении всех войск для уничтожения окруженного противника командующему войсками 2-го Украинского фронта. В соответствии с этой директивой на 1-й Украинский фронт возлагалась задача обороны на внешнем фронте окружения в своей полосе. Маршалу Советского Союза Г.К. Жукову вменялось в обязанность координировать действия войск 1-го и 2-го Украинских фронтов по отражению попыток противника извне деблокировать окруженные войска.

14 февраля соединения и части 52-й армии освободили районный центр Киевской области — город Корсунь-Шевченковский, захватив 15 транспортных самолетов, много другой техники и вооружения, а также склады с боеприпасами и продовольствием. Вслед за этим советские войска овладели еще несколькими сильно укрепленными опорными пунктами противника, среди них — Яблоновка, Тараща, Стеблев. К 16 февраля окруженные войска противника занимали только Шандеровку, Хильки и Комаровку. По ним был нанесен удар авиации и артиллерии. И все же рано утром 17 февраля немецкие войска вновь попытались тремя колоннами на участке фронта около 4,5 км прорваться из окружения.

Уничтоженная немецкая техника после сражения под Корсунь-Шевченковским. Февраль 1944 г.Исключительную храбрость и мужество при отражении попыток противника вырваться из окружения проявили артиллеристы 438-го истребительно-противотанкового полка. Удерживая занимаемые позиции, они успешно отразили атаки до 150 солдат и офицеров противника, уничтожили два вражеских танка и одно орудие. Храбро сражались курсанты учебного батальона 41-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майора К.Н. Цветкова, уничтожившие несколько десятков немцев, а 43 взяли в плен. По итогам боя наиболее отличившимся воинам — В.К. Новикову, Н.Е. Сергиенко и А.Е. Харитонову было присвоено звание Героя Советского Союза.

В то время как стрелковые части отражали натиск противника с фронта, с флангов перешли в атаку соединения 18-го, 29-го танковых и 5-го гвардейского кавалерийского корпусов. Мощным ударом они уничтожили разрозненные колонны и группы врага. Только небольшому числу его танков и бронетранспортеров удалось прорваться в Лисянку. К исходу 17 февраля вражеская группировка, окруженная в корсунь-шевченковском выступе, была ликвидирована.

В целом в ходе Корсунь-Шевченковской операции советские войска разгромили 10 дивизий и 1 бригаду противника. Это сильно ослабило и деморализовало его группировку на юго-западном стратегическом направлении. Цифры немецких потерь в людях, технике и вооружении за операцию приводятся различные. Безвозвратные потери советских войск в операции составили более 24 тыс. человек.

Пленные немцы после разгрома корсунь-шевченковской группировки. Февраль 1944 г.К основным результатам операции следует отнести не только разгром мощной группировки противника, которая угрожала флангам 1-го и 2-го Украинских фронтов, но и существенное сокращение линии фронта в среднем течении Днепра и перенос ее на значительное расстояние на запад. Была освобождена от врага большая часть территории советской Украины с проживающим на ней населением. Красная Армия овладела стратегически важной железнодорожной рокадой на правом берегу Днепра: Фастов — Белая Церковь — Корсунь-Шевченковский — Знаменка — Днепропетровск. Свободу приобрели жители освобожденной местности.

Операция советских войск по окружению и уничтожению крупной вражеской группировки в районе Корсунь-Шевченковского вошла в историю военного искусства в качестве блестящего примера такого способа разгрома противника. Верховный Главнокомандующий назвал ее «новым Сталинградом». В тяжелейших условиях зимы и распутицы советские войска продемонстрировали высокую маневренность и стремительность действий, мужество и выносливость воинов.

Для прорыва тактической зоны обороны противника командованиям фронтов удалось в очень короткие сроки создать мощные группировки сил и средств, особенно танков и артиллерии. Плотности артиллерии на направлениях главных ударов фронтов на участках прорыва достигали 100 орудий и минометов на километр фронта. Это во многом определило успешный прорыв главной полосы обороны.

Отличительным моментом в искусстве проведения этой операции является использование танковых армий в первом эшелоне вместе со стрелковыми соединениями для прорыва обороны противника. Так применялась 6-я танковая армия в полосе наступления 1-го Украинского фронта и 5-я гвардейская танковая армия в составе 2-го Украинского фронта. Во многом это объяснялось недостатком во фронтах танков непосредственной поддержки пехоты, а цели операции требовали высоких темпов прорыва. В дальнейшем танковые армии использовались для решения уже традиционной задачи — развития тактического успеха в оперативный. Именно стремительные действия танковых корпусов обеспечили создание как внутреннего, так и внешнего фронтов окружения. Таким образом, танковые войска использовались в операции и на этапе прорыва обороны противника, и для ее развития.

Массовое применение танковых войск во многом обусловило столь же массовое использование противотанковых средств, представленных в операции как инженерными войсками, так и истребительно-противотанковой артиллерией. В тяжелых условиях распутицы и бездорожья, быстро меняющейся обстановки советскому командованию приходилось быстро маневрировать этими силами и средствами, чтобы успеть создать прочную противотанковую оборону на пути противника.

Успех операции, конечно же, не был возможен без самоотверженных усилий «матушки-пехоты». Только на внешний фронт окружения в короткие сроки было переброшено 13 стрелковых дивизий, которые преодолевали путь по бездорожью пешком. Такая маневренность танковыми и инженерными войсками, стрелковыми соединениями и артиллерией предопределила положительный итог операции советских войск. Они не только успевали вовремя реагировать на действия противника, но и во многом упреждали его.

Свой весомый вклад в успешное завершение Корсунь-Шевченковской операции внесла авиация 2-й и 5-й воздушных армий, а также 10-го авиакорпуса ПВО страны. Почти треть всех самолето-вылетов из 11,3 тыс. было осуществлено для удержания оперативного господства в воздухе. Для поддержки сухопутных войск на поле боя, нанесения ударов по вражеским резервам и ведения воздушной разведки было совершено более 6,5 тыс. самолето-вылетов, или свыше 60% от их общего количества. На авиатранспортировку грузов с учетом бездорожья было задействовано около 1,2 тыс. самолето-вылетов.

Вне сомнения, высокоманевренный характер операции требовал неимоверных усилий работников тыла по снабжению войск горючим и смазочными материалами, боеприпасами и продовольствием, по эвакуации раненых. И они с этой задачей в целом справились.

Огромную помощь в этом оказывало местное население. Жители освобожденных районов не только помогали ремонтировать дороги, строить оборонительные сооружения, доставлять боеприпасы, но и воевали с оружием в руках. Только в одном селе Квитки 500 мужчин добровольно влились в состав 180-й стрелковой дивизии. В то же время в отдельных районах Правобережной Украины советские войска столкнулись с ожесточенным сопротивлением националистических формирований. Несмотря на обращение 12 февраля 1944 г. Верховного Совета Украинской ССР с призывом сложить оружие, они этого не сделали. Поэтому части, предназначенные для охраны тыла действующей армии, вынуждены были вести борьбу с украинскими националистами. Так, 16 февраля 1944 г. отряд пограничных войск по охране тыла 1-го Украинского фронта, прочесывая лесной массив в районе Ромейка, Переспа, Большое Вербче, столкнулся с вооруженной бандой УПА («Украинская повстанческая армия») численностью до 300 человек. Командовавший отрядом помощник начальника штаба 2-го пограничного полка принял решение на окружение и уничтожение банды, несмотря на ее численное превосходство. В результате боя было убито 46 и ранено до 100 бандитов. На этом фоне сегодня кощунственными выглядят попытки некоторых сил в Западной Украине возвеличить до национальных героев тех бандитов, которые воевали против советских войск в годы Великой Отечественной войны.

18 февраля 1944 г. Москва салютовала войскам, завершившим ликвидацию крупной вражеской группировки. Многие части и соединения получили почетное наименование «Корсунь-Шевченковских». За отвагу и героизм десятки советских воинов были удостоены звания Героя Советского Союза, а тысячи награждены орденами и медалями СССР. По итогам операции генералу армии И.С. Коневу, первому из командующих войсками фронтов, было присвоено звание «Маршал Советского Союза», а командующий 5-й гвардейской танковой армией П.А. Ротмистров был удостоен воинского звания «маршал бронетанковых войск».

Сокращение протяженности линии фронта на корсунь-шевченковском направлении позволило высвободить значительное количество войск и использовать их для выполнения других задач. В ходе операции войска 1-го и 2-го Украинских фронтов сковали 25 вражеских дивизий, в том числе 9 танковых, что создавало благоприятные условия для развертывания наступления на ровно-луцком и никопольском направлениях.

Сегодня о героической победе советских войск в Корсунь-Шевченковской битве нам напоминает огромное количество памятников и мемориалов. Так, например, возле села Стеблев построено 7,5-метровое железобетонное кольцо — символ окружения немецких частей. А сколько в этой местности памятников-танков, трудно даже перечислить. В городе Корсунь-Шевченковский, во дворце князей Лопухиных-Демидовых функционирует музей истории Корсунь-Шевченковской битвы. В нем размещены диорама битвы, огромное количество документов, оружия и техники тех времен.

Владимир Хохлов, научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, член Союза писателей России

Источник: сайт Министерства обороны РФ

© 2002 - 2017 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2017 Официальный портал г.Екатеринбурга

Главные новости города