Поиск:
13:30, 12 декабря 2017, вторник
Версия для слабовидящих

Могилевская наступательная операция

Воины 49-й армии ведут бой на улицах Могилева. 28 июня 1944 г.В соответствии с замыслом Ставки ВГК задача по разгрому могилевской группировки немецких войск возлагалась на войска 2-го Белорусского фронта, который на первом этапе операции «Багратион» действовал на вспомогательном направлении. В полосе его наступления занимали оборону соединения немецкой 4-й армии в составе 260-й и 57-й пехотных дивизий 27-го армейского корпуса; 110, 12-й и 337-й пехотных дивизий 39-го танкового корпуса; 31, 267-й пехотных и 18-й моторизованной дивизий 12-го армейского корпуса.

В оперативном резерве командования противника в районе Могилева находились 60-я моторизованная дивизия, а также охранные и специальные подразделения силами до дивизии, которые осуществляли охрану коммуникаций и переправ через Днепр. Всего группировка врага насчитывала 114 тыс. человек, около 2,3 тыс. орудий и минометов, 220 танков и штурмовых орудий.

Общая глубина обороны немецких войск на могилевском направлении достигала 60 км. Между реками Проня и Днепр они создали 2 полосы тактической зоны обороны, промежуточный и армейский тыловой оборонительные рубежи. Перед передним краем обороны противник установил проволочные заграждения в 2-3 ряда с сигнальными приспособлениями, спираль Бруно, рогатки, иные препятствия, которые прикрывались минными полями.

Населенные пункты, особенно расположенные вблизи дорог, представляли собой опорные пункты и являлись составной частью общей системы обороны. Наиболее сильно был укреплен Могилев, подступы к которому с востока прикрывались тремя оборонительными обводами: первый — в 5 — 15 км; второй — в 3 — 4 км от города и третий — по его окраине. В первой половине марта Гитлер объявил Могилев, наряду с рядом других городов Белоруссии, укрепленным районом. По его приказу, как показал плененный впоследствии комендант Могилевского укрепленного района генерал-майор Г. Эрдмансдорф, он «должен был удерживаться любой ценой, даже при полном его окружении. Оставление укрепленного района войсками допускалось только с разрешения фюрера, по ходатайству командования группы армий».

2-й Белорусский фронт к началу Могилевской операции объединял 33, 49, 50-ю и 4-ю воздушные армии и располагал 22 стрелковыми дивизиями, 1 укрепленным районом, отдельными частями и подразделениями различных родов войск. В них насчитывалось более 198 тыс. человек, 4822 орудия и миномета, 276 танков и самоходных артиллерийских установок, 528 самолетов. Фронт не обладал ощутимым превосходством над врагом. Поэтому генерал-полковник Г.Ф. Захаров принял решение прорвать его оборону силами одной 49-й армии генерал-лейтенанта И.Т. Гришина на участке шириной 12 км и, ведя наступление в направлении Могилева, к исходу третьего дня выйти на р. Днепр и захватить плацдарм на его правом берегу. Для решения последней задачи создавалась подвижная группа под командованием генерал-лейтенанта А.А. Тюрина. В нее вошли 157-я стрелковая дивизия, 13-я истребительная противотанковая артиллерийская бригада, 23-я и 256-я танковые бригады, 1434-й самоходный артиллерийский полк, 1-я гвардейская инженерно-саперная бригада и 87-й отдельный механизированный понтонный батальон. После овладения к исходу пятого дня Могилевом 49-й армии предстояло развивать наступление в направлении Белыничи, Березино.

Карта Могилевской наступательной операцииКарта Могилевской наступательной операции

33-я и 50-я армии генерал-лейтенантов В.Д. Крюченкина и И.В. Болдина получили приказ, продолжая занимать оборону в широких полосах, готовиться к переходу в наступление. Помимо этого 33-я армия силами одной стрелковой дивизии должна была оказать содействие 31-й армии 3-го Белорусского фронта в разгроме вражеской группировки, действовавшей в районе Орши.

С целью повышения оперативных плотностей на направлении главного удара командующий войсками фронта уменьшил ширину полосы наступления 49-й армии с 53 до 31 км, передал ей 69-й стрелковый корпус (222-я и 42-я стрелковые дивизии) из 33-й армии и 81-й стрелковый корпус (32, 95, 153-я стрелковые дивизии) из своего резерва. Кроме того, он усилил армию артиллерийскими, танковыми и инженерно-саперными частями и подразделениями. Всего в ней имелось 4 стрелковых корпуса (стрелковых дивизий — 11), 2237 орудий и минометов, 343 реактивные установки, 253 танка и САУ. Решительное массирование сил и средств на направлении главного удара позволило достичь значительного превосходства над противником. На участке прорыва оно составило: по людям — в 7,5 раза, по танкам — в 3,5 и по артиллерии — в 7,5 раза.

За сутки до начала наступления была проведена разведка боем, которая началась в 4 часа утра 22 июня после 30-минутной артиллерийской подготовки. В ее ходе особенно успешными оказались действия разведывательной роты 330-й стрелковой дивизии, которая, форсировав р. Проню, ворвалась в траншеи врага и закрепилась на ее западном берегу. В ночь на 23 июня 4-я воздушная армия, которой командовал генерал-полковник авиации К.А. Вершинин, провела предварительную авиационную подготовку. При этом фронтовая авиация совершила 359, а авиация дальнего действия — 260 самолето-вылетов. Из-за дождя и густого тумана артиллерийскую подготовку пришлось перенести с 7 часов на 9 часов утра. Уже во время первого огневого налета двенадцать специально подготовленных усиленных стрелковых рот переправились через Проню, преодолели минные и проволочные заграждения и атаковали передний край обороны немецких войск. Двигаясь за разрывами снарядов, они захватили от одной до трех траншей, а в полосах 290-й и 222-й стрелковых дивизий вышли к четвертой траншее. Как показал один из плененных фельдфебелей врага: «23-го утром начался ураганный огонь. Снаряды смешивали все с землей. Траншеи были засыпаны снарядами. Когда через два часа артогонь стал перемещаться в глубину и мы вышли из укрытий, то русские нас уже обошли. Мы были окружены, сопротивление было невозможно».

Используя успех передовых подразделений, стрелковые дивизии по наведенным саперами штурмовым мостикам, на подручных средствах и вплавь начали переправу через реку. К 10 час инженерные части подготовили 4 моста для танков грузоподъемностью 60 т, по одному в полосе каждого стрелкового корпуса. Однако два из них противник повредил в самом начале боевых действий. В результате этого к полудню на противоположном берегу удалось сосредоточить лишь небольшое количество боевой техники, что отрицательно сказалось на огневых и ударных возможностях войск. Так, например, 32-я стрелковая дивизия, действовавшая в первом эшелоне 81-го стрелкового корпуса (генерал-майор В.В. Панюхов, с 24 июня 1944 г. — генерал-майор Ф.Д. Захаров), прорывала оборону врага и впоследствии отражала его сильные контратаки, имея в боевых порядках полков лишь 45-мм орудия, которые к тому же испытывали недостаток в боеприпасах.

К 16 час в сражение были введены стрелковые дивизии из вторых эшелонов 69, 62-го и 70-го стрелковых корпусов генерал-майоров Н.Н. Мультана, А.Ф. Наумова и В.Г. Терентьева. Но они не внесли решительного перелома в ход боевых действий, так как танки и САУ отстали от стрелковых частей и не могли поддержать их огнем. К исходу 23 июня ударная группировка фронта прорвала главную полосу обороны противника, увеличила прорыв в ширину до 25 км и продвинулась в глубину на 5 — 8 км. Однако задачу дня — выйти к р. Басе — 49-я армия не выполнила. Соединения 33-й и 50-й армий в течение дня отдельными подразделениями пытались вести наступление и, хотя существенного успеха не достигли, ограничили возможности немецкого командования по осуществлению маневра резервами на угрожаемое направление.

Утром 24 июня 49-я армия при содействии 154-го укрепленного района 33-й армии, 139-й и 330-й стрелковых дивизий 121-го стрелкового корпуса (генерал-майор Д.И. Смирнов) 50-й армии возобновила наступление. Противник после неоднократных контратак силами от роты до батальона при поддержке танков и штурмовых орудий все-таки начал отход на р. Бася. Для того чтобы упредить его в занятии заблаговременно подготовленного оборонительного рубежа, стрелковые соединения первого эшелона выделили подразделения на автотранспорте. Вскоре передовые отряды 42, 199-й и 290-й стрелковых дивизий, преодолев с боями 15 — 17 км, вышли к реке, с ходу форсировали ее и захватили 4 плацдарма на западном берегу.

Используя их, главные силы 49-й армии и подвижная группа фронта с утра 25 июня продолжили наступление и на отдельных участках преодолели р. Ресту. Однако подвижные части продвинулись до вечера только на 6 км и, потеряв 10 танков и до 200 человек, так и не смогли оторваться от стрелковых соединений. Успешнее в тот день действовали дивизии 50-й армии, которые форсировали р. Проню и овладели районным центром Могилевской области — г. Чаусы.

В итоге 3-дневных боев войска 2-го Белорусского фронта прорвали сильно укрепленную оборону врага, увеличили прорыв в ширину до 75 км и, продвинувшись в глубину на 30 км, вынудили немецкое командование начать отвод своих главных сил к Днепру. Учитывая это, генерал-полковник Г.Ф. Захаров в ночь на 26 июня приказал 33-й армии перейти в наступление на шкловском направлении, 49-й и 50-й армиям — к исходу дня выйти на восточный берег Днепра, а подвижной группе — с ходу форсировать его.

Наиболее значимым событием в боевых действиях 49-й армии 26 июня явилось форсирование Днепра передовыми отрядами 42, 153-й и 199-й стрелковых дивизий и захват ими плацдармов на его западном берегу. Передовой отряд 42-й стрелковой дивизии в составе батальона 455-го стрелкового полка, 1197-го самоходного артиллерийского полка, 4-го истребительного противотанкового артиллерийского полка, дивизиона 472-го артиллерийского полка и саперной роты вышел к Днепру в районе Добрейки в 3 час ночи. Форсировав реку при поддержке огня САУ, стрелковые подразделения отряда продвинулись в глубину до 3 км и перерезали шоссе Шклов — Могилев. В течение 12 час они отражали атаки немецких войск, удерживая плацдарм до подхода главных сил дивизии. За умелые действия при форсировании Днепра, проявленные доблесть и мужество весь личный состав передового отряда был награжден орденами и медалями. Его командир майор В.К. Андрющенко, а также командиры 42-й стрелковой дивизии и 69-го стрелкового корпуса А.И. Слиц и Н.Н. Мультан стали Героями Советского Союза.

Передовой отряд 153-й стрелковой дивизии в составе батальона 557-го стрелкового полка, истребительного противотанкового артиллерийского дивизиона и роты саперов к 5 часам утра вышел к Днепру восточнее населенного пункта Защита, форсировал его на подручных средствах и овладел плацдармом глубиной около 700 м и до 1 км в ширину. Действенную помощь в удержании плацдармов 42-й и 153-й дивизиям оказали 230-я и 233-я штурмовые авиационные дивизии, которые в течение нескольких часов, нанося групповые удары, уничтожали вражескую живую силу и технику.

В 13 час воздушная разведка установила выдвижение к району плацдармов танков и штурмовых орудий противника. В условиях, когда главные силы 42-й и 153-й дивизий вели бои в 8 — 10 км от Днепра, командир 69-го стрелкового корпуса приказал выдвинуть к реке 92-й отдельный понтонно-мостовой батальон. Совершив в короткие сроки марш, его подразделения навели 2 понтонных моста грузоподъемностью 30 и 16 т. Эти мосты стали первыми переправами через Днепр во всей полосе наступления 2-го Белорусского фронта. Они сыграли исключительно важную роль в преодолении крупной водной преграды 49-й армией с ходу. За проявленные доблесть и отвагу командир батальона майор А.И. Канарчик был удостоен звания Героя Советского Союза, а 120 солдат, сержантов и офицеров подразделения награждены орденами и медалями.

В полосе 199-й стрелковой дивизии ее передовой отряд в составе батальона 417-го стрелкового полка, 1902-го самоходного артиллерийского полка и роты саперов в 13 час вышел к Днепру южнее населенного пункта Колесище, с ходу форсировал его и захватил плацдарм глубиной 500-600 м. Через 3 час к реке вышли 2 стрелковых полка, которые при поддержке артиллерии расширили его до 2 км в ширину и до 1,5 км в глубину. Вместе с тем попытки 69, 81-го и 70-го стрелковых корпусов форсировать Днепр в широкой полосе успеха не имели, так как наводившиеся переправы враг уничтожил огнем с противоположного берега. Не выполнила свою задачу по захвату плацдарма на Днепре и подвижная группа фронта. Поэтому генерал-полковник Г.Ф. Захаров передал ее в непосредственное подчинение командующего 49-й армией.

Генерал-лейтенант И.Т. Гришин приказал возглавить группу командиру 23-й гвардейской танковой бригады. Части этой группы, переправившись утром 27 июня через Днепр, обошли Могилев с юго-запада и запада, отрезав пути отхода противнику в направлениях Минска и Бобруйска. Одновременно соединения четырех стрелковых корпусов, полностью переправившись на противоположный берег, начали развивать наступление на запад и блокировали могилевский гарнизон врага. Советское командование предъявило ему ультиматум, но комендант Могилева не принял его. С 23 часов 27 июня до 10 час 28 июня немецкие войска предприняли 6 атак силою до полка пехоты с танками и штурмовыми орудиями с целью прорваться из окружения. Наиболее сильный удар на рассвете 28 июня они нанесли вдоль шоссе Могилев — Минск в направлении Казимировки. Здесь действовали части 199-й стрелковой дивизии совместно с 1434-м самоходным артиллерийским полком. В ходе 3-хчасового боя они уничтожили 5 танков, 6 штурмовых орудий, 45 полевых орудий, 250 автомашин и около 400 человек. 150 немецких солдат и офицеров были взяты в плен.

После отражения попыток противника прорваться из Могилева советские войска начали штурм города. Для этого во всех соединениях были созданы штурмовые группы в составе 50-60 человек, которые усиливались танками, противотанковыми орудиями, самоходными артиллерийскими установками, минометами и саперными подразделениями. В ходе ожесточенных боев 290-я стрелковая дивизия овладела северной окраиной Могилева. Ее 878-й стрелковый полк, захватив парк на северо-восточной окраине города, взял в плен до 500 солдат и 20 офицеров. К 11 часам 855-й стрелковый полк вышел к центру Могилева. Здесь он соединился с подразделениями 238-й стрелковой дивизии. С того времени боевые действия в городе приняли очаговый характер, и к 18 часам остатки его гарнизона сложили оружие.

Уничтоженная в ходе операции немецкая техника. Район Могилева. Июнь 1944 г.В борьбе за Могилев враг потерял более 6 тыс. солдат и офицеров убитыми и около 3,4 тыс. пленными. В числе пленных оказался и комендант Могилевского укрепленного района генерал-майор Г. Эрдмансдорф с его штабом. Советские войска фронта уничтожили 70 танков и штурмовых орудий, более 200 орудий и минометов, 316 пулеметов, 840 автомашин. Кроме того, они захватили 15 танков и штурмовых орудий, 160 полевых орудий, 70 минометов, 300 пулеметов, 1200 автомашин, 45 складов.

Плененный командир 12-й пехотной дивизии заявил: «Могилевский гарнизон получил от Гитлера приказ любой ценой удержать город. Стремительный и бурный темп русского наступления опрокинул все наши замыслы и расчеты. Он ошеломил нас. Мы понесли тяжелые потери. Из 8 тысяч солдат в дивизии осталось не более 3 тысяч. Русским достались огромные трофеи, в том числе материальная часть 12-го артиллерийского полка».

В течение 28 июня 33, 49-я и 50-я армии, продолжая преследование немецких частей, продвинулись вперед до 25 км и заняли более 500 населенных пунктов, среди которых районный центр Могилевской области — г. Белыничи. В целом поставленную Ставкой Верховного Главнокомандования задачу — разгромить могилевскую группировку противника и овладеть Могилевым — они выполнили за 6 дней. Под их ударами остатки понесших серьезные потери соединений немецкой 4-й армии под прикрытием арьергардов начали отход за р. Березину. При этом потери 2-го Белорусского фронта (с 21 по 30 июня) в людях составили 19 875 человек, из них — 4001 убитым.

Олег Симаков, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Научно-исследовательского института военной истории Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации

Источник: сайт Министерства обороны РФ

© 2002 - 2017 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2017 Официальный портал г.Екатеринбурга

Главные новости города