Поиск:
13:30, 12 декабря 2017, вторник
Версия для слабовидящих

Нижне-Силезская наступательная операция

Захваченная техникаК концу января 1945 г. войска 1-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза И.С. Конева, развивая наступление, достигли Одера и захватили плацдармы на его левом берегу в районе Бреслау. Тогда же действовавший севернее 1-й Белорусский фронт вышел на рубеж в 80-100 км от Берлина, а находившийся южнее 4-й Украинский фронт — на подступы к Моравска-Остравскому промышленному району Чехословакии.

Противостоявшие 1-му Белорусскому и 1-му Украинскому фронтам соединения противника к тому времени понесли большие потери и в основном были сведены в импровизированные боевые группы. Командование вермахта не имело на берлинском направлении оперативных резервов и стремилось создать их за счет переброски дополнительных сил с запада. Тем самым оно планировало воспретить дальнейшее продвижение советских войск в глубь Германии. В сложившейся обстановке требовалось не допустить усиления вражеских группировок и упредить их в занятии оборонительных рубежей. Исходя из этого, Маршал Советского Союза И.С. Конев полагал необходимым, не прекращая боев за расширение плацдармов на Одере, в короткие сроки подготовить новую наступательную операцию. 28 января он представил свои предложения в Ставку Верховного Главнокомандования, которая на следующий день утвердила их своей директивой.

Главный удар предусматривалось нанести с плацдарма, находившегося севернее Бреслау, с задачей разгромить немецкие войска в междуречье Одера и Нейсе, после чего развивать наступление с целью обхода Берлина с юго-запада и выхода к р. Эльба. Продвижение на такую большую глубину, по мнению И.С. Конева, могло быть обеспечено одновременным наступлением 1-го Белорусского фронта на Берлин с востока. Совместные действия двух фронтов создавали благоприятные перспективы для глубокого рассечения группы армий «Центр» и последующего ее уничтожения по частям. Но для этого требовалось провести значительную перегруппировку в полосе 1-го Украинского фронта. К тому времени его основные силы завершали борьбу за овладение Силезским промышленным районом, то есть находились на левом крыле, тогда как главный удар планировался на правом.

Карта

Трудности в создании ударной группировки усугублялись сильно растянутыми коммуникациями и значительным отрывом от тыловых баз. В сложившихся условиях особую остроту приобретали вопросы снабжения объединений и соединений материально-техническими средствами, особенно боеприпасами и горючим. И, тем не менее, несмотря на многочисленные сложности и короткие сроки, отведенные на подготовку операции, к 7 февраля севернее Бреслау были развернуты 3-я гвардейская, 13, 52-я и 6-я армии, 3-я гвардейская и 4-я танковые армии, 25-й танковый и 7-й гвардейский механизированный корпуса. Однако создать необходимые запасы боеприпасов для решения огневых задач при развитии успеха в оперативной глубине так и не удалось.

Задача войск, действовавших со второго плацдарма (5-я гвардейская и 21-я армии, 4-й гвардейский и 31-й танковые корпуса), находившегося южнее Бреслау, заключалась в нанесении удара на дрезденском направлении. На левом крыле, южнее Оппельна, 59-я и 60-я армии, а также 1-й гвардейский кавалерийский корпус должны были вести наступление вдоль северных склонов Судетских гор и исключить активные действия врага против главных сил фронта, предназначенных для нанесения ударов на правом крыле и в центре его полосы.

Вместе с тем, в связи с резко изменившейся обстановкой от реализации этого замысла в полном объеме пришлось отказаться, причем, буквально накануне назначенной даты начала операции. Дело в том, что немецкое командование, используя паузу в боевых действиях, успело усилить свою группировку на одерском рубеже, увеличить плотности сил и средств и восстановить управление войсками. В результате было утрачено созданное на левом крыле 1-го Украинского фронта превосходство над противником, и запланированное здесь наступление 59-й и 60-й армий стало бесперспективным. Поэтому от него пришлось отказаться. Это, в свою очередь, привело к изменению задач объединений, действовавших в центре полосы фронта. Они вынуждены были развернуть значительную часть соединений на юг и тем самым ослабить войска, предназначенные для нанесения удара на Дрезден. К тому же 1-й Белорусский фронт в связи с угрозой контрудара врага из Восточной Померании перешел к обороне, а 4-й Украинский фронт не смог достичь успеха при попытке прорыва на моравска-остравском направлении. Стабилизировав положение в их полосах, немецкие войска имели теперь возможность для наращивания усилий перед 1-м Украинским фронтом.

Наступление началось 8 февраля после 50-минутной артиллерийской подготовки. Нелетная погода не позволила в полной мере применить авиацию, как в период подготовки операции, так и с ее началом. Несмотря на это в течение первых двух дней объединения, действовавшие на направлении главного удара, прорвали тактическую зону обороны противника в полосе шириной 80 км на глубину 10-15 км. Еще более ощутимых результатов добились введенные в сражение 3-я гвардейская и 4-я танковые армии маршала бронетанковых войск П.С. Рыбалко и генерал-полковника Д.Д. Лелюшенко. Продвижение их соединений составило от 30 до 60 км.

Советский танкВ дальнейшем наступление велось одновременно по трем направлениям. К 15 февраля 3-я гвардейская армия под командованием генерал-полковника В.Н. Гордова, окружив частью сил сильную группировку врага в Глогау, выдвинулась к р. Бобер от ее устья до г. Наумбург. К тому времени 4-я танковая армия, форсировав с ходу р. Бобер, главными силами вышла к р. Нейсе и захватила ряд плацдармов на ее левом берегу. Однако развить достигнутый подвижными соединениями успех не удалось из-за отставания 13-й армии генерал-полковника Н.П. Пухова. Немецкое командование смогло за счет маневра резервами не только навязать ей тяжелые бои, но и перерезать на несколько дней коммуникации 4-й танковой армии.

Еще более сложная обстановка сложилась на левом фланге ударной группировки фронта. Здесь возникла угроза выхода противника в ее тыл. Отсутствие резервов во фронте вынудило Маршала Советского Союза И.С. Конева перегруппировать на угрожаемое направление 52-ю армию генерал-полковника К.А. Коротеева, часть сил 5-й гвардейской армии генерал-полковник А.С. Жадова, 1-й гвардейский кавалерийский корпус генерал-лейтенанта В.К. Баранова, а также второй эшелон 3-й гвардейской танковой армии. Ее главные силы, которые после форсирования рек Бобер и Квейс планировалось использовать для развития наступления на запад, пришлось повернуть из района Бунцлау на Бреслау с целью оказания помощи остановленной на подступах к нему 6-й армии генерал-лейтенанта В.А. Глуздовского. Такие меры позволили устранить угрозу нанесения врагом контрудара и к 15 февраля окружить его бреславльскую группировку, но одновременно привели к дальнейшему распылению сил и средств.

Оценив изменившиеся условия ведения наступления, командующий войсками 1-го Украинского фронта представил на утверждение в Ставку ВГК свои соображения относительно дальнейших действий. Он предусматривал выйти силами 3-й гвардейской, 13, 52-й и 4-й танковой армий на р. Нейсе, захватить плацдармы на ее левом берегу и на достигнутом рубеже перейти к обороне. 3-я гвардейская танковая армия должна была овладеть районом Герлица, а 6-я армия — г. Бреслау. Армиям левого крыла (21, 59-я и 60-я), действовавшим при поддержке 4-го гвардейского и 31-го танковых корпусов, ставилась задача отбросить немецкие войска в Судетские горы.

В ходе дальнейшего наступления ударная группировка фронта прорвала оборону противника на промежуточных рубежах по рекам Бобер и Квейс, разгромила введенные его командованием резервы и овладела всей Нижней Силезией. Тем самым она вышла на одну линию с войсками 1-го Белорусского фронта. Но 3-я гвардейская танковая и 52-я армии, встретив упорное сопротивление, не смогли осуществить запланированный выход на р. Нейсе в районе Герлица и южнее его. Еще менее успешно развивалось наступление в центре и на левом крыле. Здесь оно фактически прекратилось. Предпринятые попытки вынудить немецкие войска к отходу в Судетские горы окончились безрезультатно. Непосильной для фронта оказалась и задача быстрого разгрома вражеских группировок, окруженных в районах Бреслау и Глогау. Гарнизон Глогау капитулировал лишь 1 апреля, а борьба по ликвидации противника в районе Бреслау продолжалась и вовсе до 6 мая.

Нижне-Силезская наступательная операция продолжалась 17 дней. За это время войска 1-го Украинского фронта прорвали оборону врага на р. Одер в полосе шириной 250 км, нанесли большой урон соединениям немецких 4-й танковой и 17-й армий, вышли к р. Нейсе, заняли охватывающее положение по отношению к верхне-силезской группировке противника, создали благоприятные условия для продолжения наступления совместно с 1-м Белорусским фронтом на берлинском направлении. При этом общие потери советских войск в операции составили почти 100 тыс. солдат и офицеров: безвозвратные — более 23 тыс. и санитарные — около 76 тыс. человек.

Валерий Абатуров, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, кандидат исторических наук

Источник: сайт Министерства обороны РФ

© 2002 - 2017 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2017 Официальный портал г.Екатеринбурга

Главные новости города