Поиск:
13:30, 12 декабря 2017, вторник
Версия для слабовидящих

Восточно-Померанская наступательная операция

Уничтоженный танкК концу января 1945 г. в результате мощных ударов советских войск противник понес большие потери и утратил многие районы Восточной Пруссии и почти всю Польшу.

Однако, потерпев поражение в междуречье Вислы и Одера, он не оставлял надежды остановить дальнейшее продвижение Красной армии и не допустить ее на территорию непосредственно Германии. С этой целью главное командование вермахта не только принимало неотложные меры по наращиванию усилий на рубеже р. Одер, но и планировало нанести контрудар в тыл вышедшего к нему 1-го Белорусского фронта. Этому способствовала сложившаяся к тому времени обстановка, а именно образование значительного разрыва между смежными крыльями 2-го и 1-го Белорусских фронтов. В связи с этим перспективы наступления последнего находились в прямой зависимости от характера действий сосредоточенной в Померании немецкой группы армий «Висла». Она объединяла 2, 11, 9-ю и 3-ю танковую армии. В них насчитывалось 35 дивизий (пехотных — 23, танковых — 6, моторизованных — 6), шесть бригад, до десяти боевых групп, шесть гарнизонов крепостей.

Несмотря на то, что многие соединения врага имели большой некомплект в людях и боевой технике, в целом его померанская группировка представляла серьезную опасность, с которой нельзя было не считаться. Не случайно еще в ходе Висло-Одерской операции, на ее завершающем этапе, командующий войсками 1-го Белорусского фронта Маршал Советского союза Г.К. Жуков ввел в образовавшийся разрыв, развернув на север, вначале две, а затем еще четыре армии, из них две танковые. По замыслу Ставки Верховного Главнокомандования, они должны были, перейдя к обороне, создать условия для выполнения фронтом главной задачи, которая заключалась в подготовке и нанесении удара на берлинском направлении. Разгром же немецких войск в Померании она первоначально планировала осуществить только силами 2-го Белорусского фронта, приказав командующему его войсками Маршалу Советского Союза К.К. Рокоссовскому «овладеть районом Данциг, Гдыня и очистить от противника побережье вплоть до Померанской бухты», то есть до устья р. Одер.

Карта

В состав фронта входили 2-я ударная, 65, 49, 70-я и 19-я армии, 4-я воздушная армия, три танковых, один механизированный и один кавалерийский корпуса. После тяжелых боев в ходе Восточно-Прусской операции, повлекших большие потери, войска испытывали недостаток в людях, боевой технике и материально-технических средствах. Так, средняя численность стрелковых дивизий 2-й ударной армии составляла 4900, а 65-й армии — 4100 человек. Только в 19-й армии, прибывшей из резерва Ставки ВГК, укомплектованность соединений достигала 8300 солдат и офицеров. Из 535 танков и самоходных артиллерийских установок, имевшихся в танковых и механизированном корпусах, 238 находились в ремонте.

К концу первой декады февраля фронту противостояла немецкая 2-я армия. В нее входили двенадцать пехотных и две танковые дивизии, две пехотные и одна танковая бригады, шесть боевых групп и три гарнизона крепостей. Соединения и части врага занимали заблаговременно подготовленные в инженерном отношении оборонительные полосы и рубежи. Если в главной полосе обороны в основном имелись сооружения полевого типа, то основу расположенной в оперативной глубине так называемой «линии померанских укреплений» составляли долговременные огневые точки, железобетонные капониры, противотанковые и противопехотные заграждения. На побережье Балтийского моря располагались Данцигский и Гдыньский оборонительные районы, а также огневые позиции тяжелой артиллерии.

Переход в наступление советские войска осуществляли в условиях наступившей распутицы, практически без подготовки. Директива Ставки о проведении операции поступила во фронт 8 февраля, а уже спустя два дня армии его первого эшелона нанесли удары по противнику. Преодолев его упорное сопротивление в лесисто-озерных районах, они овладели рядом крупных железнодорожных узлов и сильных опорных пунктов, к 19 февраля продвинулись на отдельных направлениях до 70 км, однако так и не смогли выйти на рубеж ближайшей задачи. Попытки развить наступление в последующие дни успехом не увенчались. В дополнение к этому обострилась обстановка и в полосе соседнего 1-го Белорусского фронта. Здесь немецкие войска (до шести дивизий) нанесли контрудар из района г. Штаргард против 47-й армии и отбросили ее на 8-12 км.

Для Верховного Главнокомандования стало очевидным, что для разгрома представлявшей все большую опасность группы армий «Висла» требуется привлечь намного больше сил. В соответствии с ее директивой от 17 февраля главный удар планировалось нанести на смежных крыльях 2-го и 1-го Белорусских фронтов в общем направлении на Кольберг. С выходом к Балтийскому морю они должны были рассечь померанскую группировку врага и во взаимодействии с Балтийским флотом уничтожить ее по частям. Переход в наступление намечалось осуществить разновременно, по мере готовности войск: 2-й Белорусский фронт — 24 февраля, а 1-й Белорусский фронт — 1 марта.

Советские войскаМаршал Советского Союза К.К. Рокоссовский выделил на направление главного удара фронта 19-ю армию генерал-лейтенанта Г.К. Козлова (с 6 марта 1945 г.— генерал-лейтенант В.С. Романовский). На участке ее прорыва удалось создать превосходство над противником по пехоте почти в 3 раза, танкам и САУ (штурмовым орудиям) в 2 раза, по орудиям и минометам в 3-4,5 раза. 24 февраля стрелковые соединения после мощной 40-минутной артиллерийской подготовки атаковали передний край вражеской обороны и к вечеру вклинились в ее глубину на 10-12 км. Используя их успех, на следующий день в сражение был введен 3-й гвардейский танковый корпус генерал-лейтенанта А.П. Панфилова. К концу февраля ударная группировка продвинулись на 70 км и овладела городами Нойштеттин и Прехлау. 4 марта она освободила г. Кеслин и приступила к уничтожению немецких войск на побережье Балтийского моря в районе к северу от него. Не так успешно вели наступление армии, действовавшие на правом крыле и в центре полосы фронта. Располагая крайне ограниченными силами и средствами, они лишь медленно теснили противника в северном направлении.

К исходу февраля закончили подготовку к наступлению и войска 1-го Белорусского фронта. В полосе шириной 250 км были развернуты 1-я армия Войска Польского, 3-я ударная, 61-я и 47-я армии, 1-я и 2-я гвардейские танковые армии, 2-й гвардейский кавалерийский корпус — всего 32 стрелковые и четыре кавалерийские дивизии, два укрепленных района, четыре танковых и два механизированных корпуса, большое количество отдельных танковых, самоходных артиллерийских, пушечных, гаубичных, истребительных противотанковых соединений и частей. Им противостояла немецкая 3-я танковая армия, имевшая в своем составе одиннадцать пехотных, две моторизованные, одну танковую дивизии и две боевые группы.

Для того чтобы нанести максимальный по силе первый удар, Маршал Советского Союза Г.К. Жуков создал мощную группировку сил и средств. В нее вошли 3-я ударная и 61-я армии генерал-лейтенанта Н.П. Симоняка и генерал-полковника П.А. Белова, 1-я и 2-я гвардейские танковые армии генерал-полковника М.Е. Катукова и генерал-лейтенанта А.И. Радзиевского, две танковые бригады (66 % от имевшихся во фронте), самоходная артиллерийская бригада (100 %), три артиллерийских дивизии прорыва (75 %) и до 70 % остальных артиллерийских и минометных частей.

АртиллерияВсе это способствовало быстрому прорыву обороны врага и успешному развитию наступления. К исходу 4 марта соединения 2-го гвардейского кавалерийского корпуса (генерал-лейтенант В.В. Крюков), 1-й армии Войска Польского (генерал-лейтенант С.Г. Поплавский) и 3-й ударной армии окружили в районе Польцина до четырех немецких пехотных дивизий. Уже на следующий день части 1-й и 2-й гвардейских танковых армий достигли рубежа Бельград, Кольберг, Трептов, Каммин, Голлнов. Тем самым войска 2-го и 1-го Белорусских фронтов полностью решили задачу рассечения восточно-померанской группировки противника. Теперь от них требовалось, нанося удары по расходящимся направлениям, на восток и запад, в короткие сроки завершить ее уничтожение по частям.

Исходя из этого, Ставка ВГК приказала Маршалу Советского Союза К.К. Рокоссовскому овладеть городами Данциг и Гдыня и не позднее 20 марта выйти во всей полосе на побережье Балтийского моря. Для скорейшего выполнения этой задачи она передала в состав 2-го Белорусского фронта 1-ю гвардейскую танковую армию. Продолжив без паузы наступление, танковые и стрелковые соединения в течение 8-11 марта последовательно овладели городами Штольп, Лауэнбург, Нойштадт и вынудили командование немецкой 2-й армии к отводу своих войск на позиции Данцигского и Гдыньского оборонительных районов. Упредить врага в занятии хорошо подготовленных в инженерном отношении рубежей из-за распутицы, недостатка подвижных средств, перебоев с горючим и слабой авиационной поддержки не удалось. Перейдя к обороне на выгодной местности, он начал оказывать ожесточенное сопротивление.

Командующий войсками 2-го Белорусского фронта решил, в первую очередь, нарушить взаимодействие между группировками, занимавшими Данцигский и Гдыньский оборонительные районы, для чего нанести главный удар в направлении Цоппота. В период с 14 по 22 марта здесь велись тяжелые бои. Стрелковые соединения при поддержке танков вынуждены были последовательно штурмовать многочисленные оборонительные сооружения противника, неся при этом большие потери. Средние темпы наступления не превышали 1-1,5 км в сутки. В отдельные дни советские части совсем не имели продвижения, или оно исчислялось сотнями метров. Только 23 марта они овладели Цоппотом, выполнив задачу по рассечению немецкой 2-й армии.

Для разгрома ее данцигской группировки (остатки 18-го горноегерского, 23, 27, 20-го армейских и 46-го танкового корпусов) Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский выделил 2-ю ударную армию генерал-полковника И.И. Федюнинского, 65-ю армию генерал-полковника П.И. Батова, 49-ю армию генерал-полковника И.Т. Гришина и 70-ю армию генерал-полковника В.С. Попова. Одновременно 19-я армия, один стрелковый корпус 70-й армии и соединения 1-й гвардейской танковой армии должны были сломить сопротивление гдыньской группировки противника (подразделения 7-го и часть сил 46-го танковых корпусов).

Боевые действия по уничтожению врага продолжались до начала апреля. 28 марта советские войска при поддержке сил Балтийского флота освободили Гдыню, а еще через два дня — Данциг. К 4 апреля они завершили ликвидацию остатков немецкой 2-й армии севернее Гдыни. Однако, блокированные на косе Гель и в районе дельты р. Висла юго-восточнее Данцига отдельные группы противника капитулировали лишь 9 мая 1945 г.

Значительно меньше усилий и времени потребовалось для достижения цели операции в полосе 1-го Белорусского фронта. К 10-11 марта его войска вышли на побережье Балтийского моря от Кольберга до Померанской бухты и очистили от врага весь восточный берег р. Одер. 18 марта сложил оружие гарнизон Кольберга, а еще через два дня был ликвидирован последний плацдарм немецких войск на Одере в районе Альтдамма.

В результате разгрома восточно-померанской группировки противника была устранена угроза нанесения контрудара в тыл 1-го Белорусского фронта, чем были созданы благоприятные условия для подготовки дальнейшего наступления на берлинском направлении. Освобождение польского Поморья, захват важнейших морских портов значительно затруднили немецкому командованию снабжение его курляндской группировки, способствовали ее успешному блокированию с моря Балтийским флотом. В ходе операции советские войска нанесли большой урон 21 дивизии и 8 бригадам из состава группы армий «Висла». Они захватили 850 танков и штурмовых орудий, 430 самолетов, свыше 5,5 тыс. орудий и минометов, освободили 54 города и сотни других населенных пунктов. За мужество, героизм и высокое воинское мастерство ряд соединений и частей были награждены орденами, удостоены почетных наименований Гданьских, Кольбергских, Померанских и других. Высокая интенсивность боевых действий и ожесточенное сопротивление врага на заранее подготовленных, хорошо укрепленных рубежах привели к большим потерям двух фронтов. Они составили 172 952 человека, из них — 52 740 — безвозвратно, 1027 танков и САУ, 1005 орудий и минометов, 1073 боевых самолета. 1-я армия Войска Польского потеряла 6093 солдата и офицера, из них 2575 — убитыми, умершими и пропавшими без вести.

Валерий Абатуров, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, кандидат исторических наук

Источник: сайт Министерства обороны РФ

© 2002 - 2017 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2017 Официальный портал г.Екатеринбурга

Главные новости города