Поиск:
02:29, 18 августа 2017, пятница
Версия для слабовидящих

Прибалтийская стратегическая наступательная операция

ПрибалтикаПрибалтика в планах немецкого руководства всегда занимала важное место. Она прикрывала Восточную Пруссию с северо-востока. Контроль над ней позволял германскому флоту действовать в восточной части Балтийского моря и поддерживать связь со скандинавскими странами, которые поставляли Германии стратегические материалы. Прибалтика и сама являлась базой снабжения. Например, в Эстонии действовали заводы по переработке горючих сланцев, дававших Германии около 500 тыс. тонн нефтепродуктов в год. Из Прибалтики немцы получали значительное количество сельскохозяйственного сырья и продовольствия.

Прибалтийская стратегическая наступательная операция советских войск была проведена с 14 сентября по 24 ноября 1944 г. с целью разгрома группировки германских войск в Прибалтике и завершения освобождение от немецких войск территории Эстонии, Латвии и Литвы. Операция длилась 71 день, ширина фронта достигала 1000 км, а его глубина — 400 км.

Карта

К концу августа 1944 г. общая обстановка в Прибалтике определялась результатами проведенной Красной армией Белорусской наступательной операции. Германская группа армий «Север» (генерал-полковник Ф. Шернер) оказалась глубоко охваченной с юга и прижатой к Балтийскому морю. Над ней нависла реальная угроза быть отрезанной от основных сил вермахта, т. е. попасть в положение, которое немцы еще не так давно навязывали англо-французским армиям в Дюнкерке или советским войскам в Ленинграде. В то же время конфигурация фронта позволяла группе армий «Север» нанести фланговый удар по стремившимся к Балтийскому морю войскам советских фронтов. Но на дворе стоял не 1941 г. Теперь немецкому руководству приходилось думать не о наступлении, а о том, как бы удержать то, что оно имело. Стремясь стабилизировать фронт на прибалтийском направлении, противник срочно возводил здесь дополнительные оборонительные рубежи и сооружения, усиливал свои войска.

Наиболее сильная группировка противника, включавшая 5 танковых дивизий, находилась в районе Риги. Это направление считалось, по мнению немецкого командования, непреодолимым для советских войск. На подступах к городу с северо-востока и востока были оборудованы 4 оборонительных рубежа.

Сильную оборону противник создал и на нарвском направлении, особенно между Финским заливом и Чудским озером. Ранее построенный здесь рубеж, который советские войска не смогли преодолеть в ходе Ленинградско-Новгородской операции 1944 г. , был значительно укреплен. Теперь он включал три оборонительные полосы общей глубиной 25 — 30 км.

Как правило, главная полоса основных оборонительных рубежей, состояла из 2 — 3 позиций. Первая имела 2 — 3 траншеи с развитой сетью ходов сообщения. Впереди рубежа — проволочные заграждения и минные поля. Вторая позиция находилась в 2 — 4 км от первой, а третья располагалась на таком же расстоянии от второй. Позиции состояли из 1 — 2 траншей. В 5 — 10 км позади главной полосы готовилась еще одна — тыловая — полоса. Между основными оборонительными линиями немецкое командование создавало, главным образом силами штрафных частей и местного населения, промежуточные рубежи.

Различные заграждения, затруднявшие действия Балтийского флота, противник установил в Финском заливе. Оба фарватера вдоль южного и северного берегов Финского залива были заминированы, причем наиболее плотно — Нарвский залив и Таллинская бухта.

В августе из Германии, а также с других участков фронта в Прибалтику было переброшено несколько пехотных и танковых дивизий, большое количество танков и штурмовых орудий. Пехотные дивизии пополнены до 8 тыс. человек личным составом из авиации и морского флота, а также за счет расформированных различных тыловых частей и учреждений, мобилизации стариков и совершеннолетних. На пополнение войск группы армий «Север» была израсходована значительная часть ресурсов гитлеровской Германии в живой силе и боевой технике.

К участию в Прибалтийской операции привлекались войска левого крыла Ленинградского (Маршал Советского Союза Л. А. Говоров), 3-го Прибалтийского (генерал армии И. И. Масленников), 2-го Прибалтийского (генерал армии А. И. Еременко), 1-го Прибалтийского (генерал армии И. Х. Баграмян), часть сил 3-го Белорусского (генерал армии И.Д. Черняховский) фронтов, силы Балтийского флота (адмирал В. Ф. Трибуц) и авиация дальнего действия. Всего в их составе насчитывалось 900 тыс. человек, около 17,5 тыс. орудий и минометов, свыше 3 тыс. танков и самоходных артиллерийских установок, более 2,6 тыс. боевых самолетов. Координацию действий трех Прибалтийских фронтов осуществлял представитель Ставки ВГК Маршал Советского Союза А. М. Василевский, руководство действиями Ленинградского фронта Ставка оставила за собой.

Противостоявшая советским войскам в Прибалтике группировка противника включала оперативную группу «Нарва», 18-ю и 16-ю полевые, 3-ю танковую (передана 20 сентября из группы армий «Центр» в группу армий «Север») армии — всего 730 тыс. человек, 7 тыс. орудий и минометов, свыше 1,2 тыс. танков и штурмовых орудий, до 400 боевых самолетов.

Боеспособность немецких войск в Прибалтике была выше, чем в других группах. Она поддерживалась жестокой дисциплиной, наблюдением органов гестапо за солдатами и офицерами. Позади боевых частей для «поддержания их боевого духа» находились эсэсовские заградительные отряды, которые огнем из автоматов не допускали отступления пехоты с позиций. Фашистская пропаганда настойчиво пыталась убедить солдат, что скоро наступит перелом в войне. Говорилось, что, объявив тотальную мобилизацию, Германия сформирует много новых дивизий и сможет перейти в решительное наступление. На все лады расхваливалось несуществующее сверхмощное оружие. По всему было видно, что Гитлер не только не думал выводить свои войска из Прибалтики, но, наоборот, всячески стремился их усилить.

Ценные данные о противнике, составе его войск и их расположении дала радиоразведка. В то время радиоразведывательные части по почерку вражеских радистов, по мощности станций, позывным и особым приметам работы быстро и точно определяли местонахождение штабов всех степеней, безошибочно указывали участки обороны дивизий и полков. Захватом контрольных пленных эти данные, как правило, подтверждались.

Замыслом советского командования предусматривалось ударами войск Прибалтийских фронтов по сходящимся направлениям на Ригу и войск Ленинградского фронта совместно с Балтийским флотом на таллинском направлении отсечь группировку противника, оборонявшуюся в Прибалтике, от Восточной Пруссии, расчленить ее и уничтожить по частям. При этом главные усилия сосредоточивались против группировки противника в районе Риги (основных сил 16-й и 18-й немецких армий), где войска трех Прибалтийских фронтов должны были нанести удары по сходящимся направлениям. Ликвидацию группировки врага в Эстонии (оперативной группы «Нарва») и освобождение Эстонской ССР планировалось осуществить силами войск Ленинградского фронта при содействии Балтийского флота.

Ленинградскому фронту приказывалось нанести удар из района Тарту в направлении Раквере и, выйдя главными силами в тыл нарвской группировки противника, окружить и уничтожить ее. В последующем развивать наступление на Таллин, освободить столицу Эстонии и выйти на восточное побережье Балтийского моря.

Балтийский флот был обязан прикрыть фланги группировок Ленинградского фронта, препятствовать высадке десантов противника и отводу вражеских сил из Эстонии морем.

3-й Прибалтийский фронт наносил главный удар на своем правом крыле и во взаимодействии со 2-м Прибалтийским фронтом, который наступал на Ригу с востока, с целью разгромить противостоявшую им группировку противника.

1-му Прибалтийскому фронту отдан приказ главными силами наступать вдоль левого берега Западной Двины на Ригу с задачей выйти на побережье Рижского залива в районе латвийской столицы, не допустив отхода войск группы армий «Север» в сторону Восточной Пруссии.

Таким образом, главный удар трех Прибалтийских фронтов был нацелен на столицу Латвии Ригу — важнейший политико-административный и промышленный центр, узел пересечения сухопутных и морских коммуникаций.

По своему размаху Прибалтийская наступательная операция представляла собой одну из крупнейших стратегических операций осени 1944 года, ибо на 500-км фронте развертывались 12 армий, что составляло почти 3/4 сил четырех советских фронтов.

Начало наступления Прибалтийских фронтов на рижском направлении намечалось на 5 — 7 сентября, войск Ленинградского фронта — на 15 сентября. Выполнение задач, поставленных ставкой ВГК, требовало весьма сложного комплекса подготовительных мероприятий. В течение недели советским войскам предстояло увеличить общее количество танков и САУ на участках прорыва почти в 1,5 раза. Особое внимание уделялось танкам, непосредственно поддерживающими пехоту. Однако эту проблему решить полностью не удалось, так как по указанию Ставки ВГК танковые и механизированные корпуса предписывалось использовать только для развития успеха. Поэтому из 287 имевшихся во 2-м Прибалтийском фронте танков и САУ в качестве танков непосредственной поддержки пехоты были применены лишь 133 боевые машины. Подготовка к наступательно операции проводилась по всем направлениям. Войска занимались накоплением боеприпасов, горючего, продовольствия, снабжением всем необходимым госпиталей. В соединениях и частях шла боевая учеба со всеми категориями личного состава — бойцы и командиры учились преодолевать развитую систему обороны противника, преодолевать разнообразные инженерные сооружения, препятствия, форсировать реки и озера.

Несмотря на круглосуточную работу, времени оказалось недостаточно. В связи с этим Ставка отложила начало операции на неделю; войска Ленинградского фронта должны были начать наступление 17 сентября. Благодаря этому органы тыла, не успевшие к первоначально намеченному сроку подвезти необходимое количество боеприпасов, горючего и продовольствия, сумели наверстать упущенное. Инженерные войска лучше подготовились к преодолению водных преград, завершили строительство намеченных дорог и колонных путей. К этому времени в Прибалтике установилась сухая солнечная погода. Дороги окончательно просохли, и советские войска поспешили этим воспользоваться.

14 сентября 1944 г. войска Прибалтийских фронтов после артиллерийской и авиационной подготовки начали наступление на рижском направлении. Несмотря на упорное сопротивление немцев, их первая позиция была к концу дня прорвана на 2 — 4 км. В полосе 1-го Прибалтийского фронта 43-я армия генерал-лейтенанта А. П. Белобородова и 4-я ударная армия генерал-лейтенанта П. Ф. Малышева форсировали реку Лиелупе и прорвали оборону немецких войск. За первые 3 дня операции войска ударной группировки фронта продвинулись юго-восточнее Риги на глубину до 50 км. Тыловой армейский оборонительный рубеж противника, являвшийся южным фасом сильно развитого в инженерном отношении рубежа «Сигулда», оказался прорван на 8-км фронте. Передовые части 43-й армии вели бои всего в 25 км юго-восточнее столицы Латвии. Успех был обеспечен за счет подавления обороны противника артиллерийским огнем большой плотности и ударами авиации. Сыграли свою роль и плотины, сооруженные в верхнем течении рек Мемеле и Лиелупе. С началом атаки их закрыли, вследствие чего уровень воды упал, и пехота с танками смогли быстро преодолеть реки. Прорвав рубеж «Сигулда», имевший крупное оперативное значение в системе обороны противника, войска 1-го Прибалтийского фронта создали угрозу отсечения в Прибалтике основных сил группы армий «Север».

Немецкое командование принимало все меры к тому, чтобы любой ценой остановить продвижение войск 1-го Прибалтийского фронта на рижском направлении и отвести войска группы армий «Север», оборонявшиеся к северу от реки Западная Двина, на тыловой оборонительный рубеж «Сигулда». Чтобы ликвидировать угрозу Риге с юга, противник решил провести два контрудара: первый силами 3-й танковой армии в направлении Елгавы, второй — 2-мя танковыми и 4-мя пехотными дивизиями по наступающей 43-й армии. С 17 сентября на этих участках начались особенно кровопролитные бои. Некоторые позиции переходили из рук в руки по несколько раз. К немцам подходили все новые подкрепления. Часть сил немецкое командование перебросило из полосы 2-го Прибалтийского фронта. Несмотря на настойчивые атаки, противнику не удалось достичь своей цели. 22 сентября он прекратил наступательные действия.

КомандованиеЗначительно медленнее развертывались события в полосах 3-го и 2-го Прибалтийских фронтов. Севернее Западной Двины они натолкнулись на упорное сопротивление противника. Именно на этот участок фронта генерал Шернер бросил все наличные силы. В первые 3 дня наступление обоих фронтов приняло характер затяжных боев с незначительным продвижением в пределах главной полосы обороны противника.

Вместе с тем германское командование было вынуждено израсходовать все имевшиеся резервы. Оборонявшиеся здесь дивизии оказались обескровленными и были сведены в боевые группы. Генерал Шернер докладывал Гитлеру, что для немецких войск в Прибалтике, потерявших почти половину своего состава, наступил последний момент. Группа армий «Север» была не в состоянии вести длительные оборонительные действия, поэтому для нее остается только одна возможность — уйти. На следующий день Шернер получил разрешение на отвод войск в Восточную Пруссию.

17 сентября, когда все внимание немецкого командования было приковано к рижскому направлению, войска левого крыла Ленинградского фронта (8-я и 2-я ударные армии) при участии Балтийского флота начали наступление на Таллин. Полной неожиданностью для немецкого командования было появление в районе Тарту 2-й ударной армии генерал-лейтенанта И. И. Федюнинского. Всего за несколько дней до начала наступления она находилась за Чудским озером. Однако благодаря смелому маневру за полмесяца удалось переправить через озеро более 100 тыс. человек, 1000 орудий, 4 тыс. автомобилей, более 13 тыс. лошадей, 14 тыс. тонн боеприпасов и 67 тыс. тонн продовольствия.

Действовавшая против войск левого крыла Ленинградского фронта оперативная группа «Нарва» вследствие неблагоприятно сложившейся оперативно-стратегической обстановки готовилась к отводу своих войск из Эстонии, который намечался на вечер 19 сентября. Однако прорыв советскими войсками обороны противника в районе Тарту с дальнейшим развитием наступления 2-й ударной армии в северном направлении создавал угрозу окружения немецко-фашистских войск, оборонявшихся на перешейке между Нарвским заливом и Чудским озером, и срывал планы вражеского командования по планомерному отводу войск из Эстонии. Поэтому войска оперативной группы «Нарва» вынуждены были начать отступление на сутки раньше намеченного срока.

Воины 8-го эстонского корпуса вступают в Таллинн после освобождения города от германских войск. Сентябрь 1944 г.В дальнейшем войска Ленинградского фронта развивали стремительное преследование врага в западном и юго-западном направлениях. 2-я ударная армия после выхода в район Раквере развернула свои главные силы на юго-запад и к 24 сентября вышла на побережье Рижского залива. Южнее к побережью выходили войска 67-й армии (генерал-лейтенант В. З. Романовский) 3-го Прибалтийского фронта. Войска 8-й армии генерал-лейтенанта Ф. Н. Старикова, в состав которой был передан 8-й эстонский стрелковый корпус, продвигаясь с темпом до 40 км в сутки 22 сентября освободили столицу Эстонской ССР Таллин — важную военно-морскую базу и крупный порт на Балтийском море. В составе 8-й армии в Таллин вошла 7-я эстонская дивизия под командованием полковника К. А. Алликаса.

Боевые действия фронта осуществлялись совместно с Балтийским флотом, корабли которого своим огнем, высадкой разведывательных групп и десантов поддерживали наступление войск вдоль побережья Финского залива. Активно действовали авиация 13-й воздушной армии генерал-лейтенанта С. Д. Рыбальченко и авиация флота под командованием генерал-лейтенанта М. И. Самохина.

В последующие дни (по 26 сентября) войска Ленинградского фронта вышли на побережье Балтийского моря на всем протяжении от Таллина до Пярну, завершив тем самым очистку от противника всей территории Эстонии, за исключением островов Даго и Эзель. Директивой Ставки ВГК от 27 сентября 2-я ударная армия в составе 9 дивизий была выведена в резерв Ставки.

В ходе Таллинской операции, которая продолжалась всего 10 дней, войска Ленинградского фронта разгромили 4 пехотные дивизии, 5 артиллерийских полков, ряд других частей и подразделений, а 3 дивизии и 1 бригада были сильно ослаблены. Во время операции было убито свыше 30 тыс. и взято в плен около 16 тыс. солдат и офицеров противника.

В то же время наступление советских войск на рижском направлении застопорилось. Группировка противника здесь пополнилась за счет сил, отошедших из Эстонии. В ее составе теперь насчитывалось 33 дивизии, в том числе 4 танковые. Ставка ВГК, учитывая, что дальнейшая борьба в районе Риги будет сопряжена с большими потерями, 24 сентября приняла решение о переносе главных усилий на новое направление — мемельское, где действовало 7 — 8 дивизий противника.

В тот же день началась подготовка Мемельской операции, которую должны были осуществить войска 1-го Прибалтийского фронта и 39-й армии 3-го Белорусского фронта. Основной задачей этой операции являлся разгром группировки противника, действовавшей на мемельском направлении (соединения 3-й танковой армии), выход наших войск к побережью Балтийского моря, чем достигалась изоляция всех войск группы армий «Север» от остальных сил немецко-фашистской армии, прижатие ее к морю и создание условий для ее полного уничтожения. Начало наступления намечалось на 5 октября.

Ставка приказала генералу И. Х. Баграмяну перегруппировать в район Шяуляя все силы фронта. Одновременно генералу А. И. Еременко было приказано сменить войска правого крыла 1-го Прибалтийского фронта на 60-км участке от реки Западная Двина до Бэнэ включительно.

Войска 2-го и 3-го Прибалтийских фронтов должны были, произведя перегруппировку, 7 октября возобновить активные действия на рижско-либавском направлении, освободить Ригу и очистить от противника побережье Рижского залива от Риги до Либавы. Наступление на мемельском направлении обеспечивалось с севера активными действиями в сторону Лиепаи 4-й ударной армии и с юга — ударом 39-й армии 3-го Белорусского фронта из района Расейняя в направлении Таураге. В связи с начавшейся еще 27 сентября Моонзундской десантной операцией войск Ленинградского фронта и сил Балтийского флота, а также активными действиями войск 3-го и 2-го Прибалтийских фронтов в районе Риги противник не смог перебросить значительные силы с рубежа «Сигулда» для отражения наступления советских войск на мемельском направлении.

Утром 5 октября после мощной артиллерийской и авиационной подготовки войска 1-го Прибалтийского фронта начали наступление. Из-за внезапности удара противник не смог оказать сколь-нибудь серьезного сопротивления.

Используя успех, достигнутый в первый же день наступления, командующий фронтом генерал Баграмян решил на следующий день ввести в сражение армии второго эшелона фронта. Такое решение обусловливалось необходимостью быстрейшего разгрома войск противника и недопущения организованного подхода его резервов. За 4 дня вражеская оборона была прорвана на глубину 60 — 70 км, а общая ширина фронта прорыва составила около 200 км. Немецкие войска понесли тяжелые потери. Соединения 5-й гвардейской танковой армии под командованием генерал-лейтенанта В.Т. Вольского, действуя в оперативной глубине, на шестой день наступления вышли в районе Паланги к побережью Балтийского моря, отрезав тем самым группу армий «Север» от коммуникаций, связывавших ее с Германией.

Салют воинам Красной армии, вышедшим на побережье Балтийского моря. Осень 1944 г.9 октября 1944 г. по радио прозвучал приказ Верховного Главнокомандующего. В нем говорилось, что войска 1-го Прибалтийского фронта при содействии войск 3-го Белорусского фронта прорвали сильно укрепленную оборону противника и за 4 дня наступательных боев продвинулись вперед до 100 км. В ходе наступления они овладели рядом важных опорных пунктов вражеской обороны и с боями освободили свыше 2000 населенных пунктов. В 20 часов 30 минут в ознаменование одержанной победы столица нашей Родины — Москва салютовала войскам 1-го Прибалтийского фронта 20 залпами из 224 орудий.

Однако вскоре наступление 43-й армии было остановлено на подступах к Мемелю, где немцы возвели мощные оборонительные сооружения. Они представляли собой форты крепостного типа с железобетонными сооружениями в виде дотов, соединенных подземными ходами сообщения. К обороне города противник привлек артиллерию береговой обороны и боевых кораблей, введенных в порт Мемель. Оборонительные сооружения заняли отошедшие соединения, а также части, переброшенные в Мемель морем. Преодолеть столь мощную оборону 43-я армия самостоятельно не смогла. Оказать же помощь командующий фронтом не имел возможности в связи с тем, что главные силы фронта были задействованы в уничтожении прижатой к морю курляндской группировки. Дальнейшая борьба за Мемель в октябре 1944 г. не дала положительных результатов. Город удалось освободить лишь в 1945 году.

В то время как войска 1-го Прибалтийского фронта продвигались к морю, 2-й и 3-й Прибалтийские фронты наступали на Ригу севернее Даугавы. По мере приближения наших войск к столице Латвии противник все больше применял всевозможные заграждения, особенно в лесисто-болотистой местности по берегам реки Маза-Югла, но это уже не могло остановить соединения Красной армии.

На рассвете 10 октября войска 2-го и 3-го Прибалтийских фронтов от Рижского залива до города Елгавы атаковали противника и, сбив его с промежуточного оборонительного рубежа, приблизились к Риге еще на 8 — 12 км. На всех участках они подошли к последнему перед городом оборонительному рубежу — городскому обводу. 12 октября завязались бои на окраинах латвийской столицы. На следующий день соединения 1-й ударной армии генерал-лейтенанта Н. Д. Захватаева и 67-й армии генерала В. З. Романовского очистили от противника восточную часть города. Во второй половине дня передовому отряду 374-й стрелковой дивизии полковника Городецкого удалось переправиться на левый берег Даугавы и захватить там плацдарм, который был немедленно расширен. Среди немцев началась паника. Опасаясь, что их отрежут от Даугавы, они подались к реке.

14 октября развернулись боевые действия на южных подступах к Риге. После ожесточенных боев наступавшие на этом направлении 10-я гвардейская армия генерал-лейтенанта М. И. Казакова и 130-й латышский стрелковый корпус 15 октября очистили от противника западную часть города, завершив тем самым освобождение Риги.

В это время 43-я армия и танковый корпус 5-й гвардейской танковой армии 1-го Прибалтийского фронта совершили обход Мемеля с севера и юга и блокировали город с суши, а войска 2-й гвардейской армии генерал-лейтенанта П. Г. Чанчибадзе вышли на границу с Восточной Пруссией.

Войска 39-й армии генерал-полковника И. И. Людникова из 3-го Белорусского фронта, используя успех 1-го Прибалтийского фронта, к 11 октября также достигли Восточной Пруссии и вклинились в ее пределы. В последующем эти армии продолжали наступление на тильзитском направлении и к исходу октября полностью очистили от противника северный берег реки Неман.

В результате Мемельской и Рижской операций советские войска вышли на Балтийское побережье, вклинились на территорию Восточной Пруссии и отсекли от нее группу армий «Север». Несмотря на крупное поражение, гитлеровцы сумели отвести на Курляндский полуостров основные силы группы армий «Север» (около 34 дивизий) и организовать там упорное сопротивление.

Директивой Ставки ВГК от 16 октября был упразднен 3-й Прибалтийский фронт, его управление, фронтовые части, учреждения и 54-я армия выводились в резерв Ставки, а остальные войска передавались в состав Ленинградского (67-я армия), 1-го (61-я армия) и 2-го (1-я ударная армия, 14-я воздушная армия) Прибалтийских фронтов. Уничтожение курляндской группировки было возложено на войска 2-го и 1-го Прибалтийских фронтов. Координация действий двух Прибалтийских и 3-го Белорусского фронтов возлагалась на А. М. Василевского. Л. А. Говоров оставался командующим войсками Ленинградского фронта.

17 октября войска двух Прибалтийских фронтов продолжали наступление. Противник был хорошо осведомлен об участке, с которого наносился главный удар, и о направлении удара. Немецкое командование оставило на территории Латвии разветвленную разведывательную сеть. Кроме того, радио- и авиаразведка установила перегруппировку главных сил 2-го Прибалтийского фронта к левому флангу, а войск 1-го Прибалтийского — к правому. Поэтому продвижение вперед фронтов в этот день не превысило 2 — 4 км.

18 октября Ставка ВГК указала на исключительную важность скорейшей ликвидации немецких войск северо-восточнее Лиепаи и в районе Мемеля, потребовав направить на их разгром все усилия войск 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов, привлечь авиацию дальнего действия и авиацию Балтийского флота, активизировать действия подводных лодок на морских коммуникациях.

Используя наступление Прибалтийских фронтов на рижском и мемельском направлениях, войска Ленинградского фронта совместно с Балтийским флотом успешно завершили Моонзундскую десантную операцию по освобождению Моонзундского архипелага. Гитлер в специальной директиве приказал оборонять Моонзундский архипелаг во что бы то ни стало. Гарнизонам островов была поставлена задача готовить непреодолимую оборону на наиболее вероятных участках высадки советских десантов. На Моонзундских островах у противника находилось почти 14 тыс. человек, большая часть из которых обороняла самый крупный остров Сааремаа (Эзель). Оборонительная группировка поддерживалась огнем 10 артиллерийских дивизионов и ударами авиации, базировавшейся на аэродромах Курляндии. Помимо этого, поддержку обороняющимся оказывали силы флота в составе миноносцев, артиллерийских самоходных барж, тральщиков, торпедных и сторожевых кораблей.

Задача освобождения островной части Эстонии была возложена на 8-ю армию Ленинградского фронта под командованием генерала И. О. Старикова. Из состава Балтийского флота для проведения операции было выделено 58 торпедных катеров, 13 сторожевых кораблей, 13 катеров-тральщиков, 8 морских бронекатеров, 40 тендеров и 2 штурмовые дивизии морской авиации.

27 сентября войска 8-й армии при участии сил флота десантными частями заняли остров Вормси, а 30 сентября — остров Муху, подготовив этим плацдарм для развертывания главных сил по захвату островов Хийумаа (Даго) и Эзель. 3 октября был очищен от противника Даго. С 5 по 9 октября шла борьба за Эзель, закончившаяся выходом наших войск к перешейку в южной части острова.

Ликвидация остатков немецко-фашистских войск, закрепившихся в южной части острова Эзель, в связи со значительным усилением противника, а также вследствие недостатка артиллерии, боеприпасов и ряда недочетов в управлении войсками была завершена только 24 ноября 1944 г.

С выполнением этой задачи, а также с выходом наших войск на побережье Балтийского моря южнее Либавы значительно улучшились условия для действий кораблей и подводных лодок Балтийского флота на коммуникациях противника, связывавших его курляндскую группировку с Германией.

Наступлению советских войск в Прибалтике способствовали успешные действия 3-го Белорусского фронта. В период с 16 по 30 октября его войска силами 5 общевойсковых армий прорвали долговременную глубокоэшелонированную оборону противника, прикрывавшую границу Восточной Пруссии, и вторглись в ее пределы на 100-км фронте и на глубину до 60 км. Боевые действия были перенесены непосредственно на территорию Германии.

Значение операции войск 3-го Белорусского фронта состояло в том, что она сковала на длительное время крупные силы противника, не позволив использовать их для удара против 1-го Прибалтийского фронта, вышедшего к побережью Балтийского моря и на реку Неман. Более того, переброшенные из резерва в район Тильзита для нанесения контрудара по левому крылу войск 1-го Прибалтийского фронта дивизии танкового корпуса СС «Герман Геринг» с началом наступления 3-го Белорусского фронта были повернуты в направлении последнего.

В результате наступления советских войск на Прибалтийском стратегическом направлении группа армий «Север» была изгнана почти из всей Прибалтики и потеряла коммуникации, связывавшие ее по суше с Восточной Пруссией. Из 59 дивизий были разгромлены 26, а 3 — полностью уничтожены. Остальные силы этой группы оказались прижатыми к морю в Курляндии и в районе Мемеля. Протяженность линии фронта на прибалтийском участке сократилась до 250 км, что позволило высвободить значительные силы советских войск и использовать их в наступлении зимой 1945 г.

С утратой Прибалтики Германия лишилась выгодного стратегического района, который обеспечивал ее флоту свободу действий в восточной части Балтийского моря, а также важной промышленной, сырьевой и продовольственной базы.

Борьба за Прибалтику была продолжительной и носила исключительно ожесточенный характер. Противник, располагая хорошо развитой дорожной сетью, активно маневрировал своими силами и средствами, оказывал упорное сопротивление советским войскам, нередко переходя в контратаки и нанося контрудары. С его стороны в боевых действиях участвовало до 25% всех сил, находившихся на советско-германском фронте.

Успех проведения столь крупной стратегической операции на приморском направлении в значительной степени был обеспечен организацией тесного взаимодействия сухопутных войск с авиацией и силами флота. Основные усилия воздушных армий направлялись на поддержку сухопутных войск на направлении главных ударов фронтов. Только 14, 15 и 3-я воздушные армии, действовавшие в составе Прибалтийских фронтов, совершили в ходе операции 55 тыс. боевых самолето-вылетов.

Широкий круг задач выполнял Балтийский флот: высаживал десанты, прикрывал фланги сухопутных войск от ударов противника с моря, оказывал огневую поддержку действовавшим на островах войскам, осуществлял воинские перевозки, нарушал морские коммуникации противника. Партизаны и подпольщики вели активную борьбу в тылу врага, тесно взаимодействовали с наступавшими войсками. Противник был вынужден отвлекать с фронта значительные силы для борьбы против партизан и охраны своих коммуникаций.

Отличительными чертами военного искусства советских войск в Прибалтийской операции стали перенос главных усилий в ходе наступления с одного направления на другое, проведение скрытой перегруппировки крупных сил на большие расстояния, подготовка новой наступательной операции в короткие сроки в ходе наступления, блокирование группировок противника на ограниченном пространстве путем прижатия их к морю, умелое массированное применение артиллерии, танков и авиации на направлении главного удара. В результате Прибалтийской операции были созданы предпосылки для развития наступления советских войск в Восточной Пруссии, что и было затем осуществлено в ходе Восточно-Прусской наступательной операции 1945 г.

В ходе Прибалтийской операции 112 советских воинов были удостоены звания Героя Советского Союза, трое — второй медали «Золотая Звезда», свыше 332 тыс. награждены орденами и медалями, 131 часть и соединение получили почетные наименования Рижских, Таллинских, Валгинских и других, 481 — государственные награды.

Роман Чекинов, старший научный сотрудник Научно-исследовательского института военной истории Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации

Источник: сайт Министерства обороны РФ

© 2002 - 2017 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2017 Официальный портал г.Екатеринбурга

Главные новости города