Поиск:
22:34, 28 июня 2017, среда
Версия для слабовидящих

Шяуляйская наступательная операция

1-й Прибалтийский фронт. 6-я гвардейская армия. Июль 1944 г.Шяуляйская наступательная операция осуществлялась войсками 1-го Прибалтийского фронта, который в начале июля 1944 г. вышел на подступы к Даугавпилсу и Свенцянам, заняв выгодное охватывающее положение по отношению к группе армий «Север». В связи с этим перед фронтом открывались широкие перспективы: разгромить во взаимодействии с 3-м Белорусским фронтом противника, оккупировавшего Литву; перерезать коммуникации, связывавшие группу армий «Север» с Восточной Пруссией, а затем совместными усилиями 3-х Прибалтийских фронтов ликвидировать вражескую группировку в Латвии и Эстонии.

Карта

Немецкое командование уделяло удержанию Прибалтики исключительное значение. Поэтому в восточной ее части, перед 2-м и 3-м Прибалтийскими фронтами, противник заблаговременно подготовил несколько эшелонированных в глубину, развитых в инженерном отношении оборонительных рубежей. В южной же части Прибалтики, на смежных крыльях групп армий «Центр» и «Север», его положение было менее устойчивым. Здесь действовали разрозненные соединения и части 3-й танковой армии, боевые возможности которых к тому времени резко снизились в результате сильных ударов, которым они подвергались, начиная с 23 июня.

Командующий фронтом генерал армии И.Х. Баграмян полагал, что для достижения наиболее весомого результата целесообразно нанести главный удар на рижском направлении с целью разгрома южного крыла группы армий «Север», войска которого, занимая рубеж по р. Западная Двина, создавали угрозу растянувшемуся на восток правому крылу 1-го Прибалтийского фронта. Другой удар планировалось нанести на шауляйском направлении с тем, чтобы содействовать успешному наступлению 3-х Белорусских фронтов к границам Восточной Пруссии и Польши.

Однако в Ставке Верховного Главнокомандования сложившаяся обстановка оценивалась несколько по-иному. В ней считали, что группа армий «Север», находясь под постоянным воздействием 3-го и 2-го Прибалтийских фронтов, не сможет оказать сильного сопротивления 1-му Прибалтийскому фронту и помешать продвижению его войск. Поэтому в директиве Ставки ВГК предписывалось «силами 6-й гвардейской, 43, 39, 2-й гвардейской и 51-й армий — нанести главный удар в общем направлении на Свенцяны, Каунас... 10 — 12 июля овладеть Двинском (Даугавпилсом), Новые Свенцяны, Подбродзе (Пабраде). В дальнейшем, обеспечивая себя с севера, главными силами наступать на Каунас, а частью сил — на Паневежис, Шяуляй».

Фронту предстояло вести наступление в весьма неблагоприятных условиях. Ширина полосы его наступления увеличилась до 200 км, а боевые возможности объединения при этом не возросли, а, наоборот уменьшились. Причины этого заключались в том, что находившаяся в первом эшелоне фронта 4-я ударная армия решением Верховного Главнокомандования исключалась из его состава. В то же время 39-я армия, передаваемая из 3-го Белорусского фронта, могла быть введена в сражение в лучшем случае через 5 — 6 суток. Прибытие же поступавших из резерва Ставки ВГК 2-й гвардейской и 51-й армий предполагалось и вовсе не ранее середины июля. Следовательно, немедленно приступить к выполнению поставленных задач могли только 6-я гвардейская и 43-я армии, имевшие непосредственное соприкосновение с противником.

В противоположность этому немецкое командование усилило группировку своих войск в районе Даугавпилса. Оно перебросило сюда из состава группы армий «Север» 132, 84, 215-ю и 263-ю пехотные дивизии, 388-ю охранную дивизию, 226-ю бригаду штурмовых орудий, 4 пехотных полка, до 7 охранных, саперных и штрафных батальонов. Кроме того, еще 2 пехотные дивизии — 61-я и 225-я — совершали марш в этот район. Подготовке противником обороны способствовали и условия местности, прежде всего межозерные дефиле, окаймляющее Даугавпилс с востока, юга и юго-запада.

Командующий войсками фронта решил 6-й гвардейской армией генерал-лейтенанта И.М. Чистякова нанести удар на Даугавпилс, а 43-й армией генерал-лейтенанта А.П. Белобородова — на Свенцяны. 39-й армии он приказал к 7 июля сосредоточиться севернее оз. Нарочь в готовности к вводу в сражение в общем направлении на Укмерге. В резерв фронта выделялся 1-й танковый корпус генерал-лейтенанта В. В. Буткова. Его предполагалось использовать на даугавпилсском направлении. Фактически к выполнению задач на первом этапе операции могли приступить лишь 5 стрелковых корпусов (2 — 6-й гвардейской и 3 — 43-й армий), действовавших к тому же в очень широких полосах. Положение усугублялось также тем, что они, ввиду недостатка автотранспорта и значительного отрыва от баз снабжения, испытывали острый недостаток в боеприпасах и, особенно, в горючем.

Наступление началось 5 июля. В течение 5 — 7 июля 6-я гвардейская армия медленно продвигалась вперед и ощутимых результатов не добилась. Ее и без того ограниченные силы были рассредоточены в полосе шириной 160 км, а промежутки между стрелковыми корпусами и дивизиями достигали 40 км. К тому же в связи с перебоями в снабжении горючим активность авиации 3-й воздушной армии фронта резко снизилась. Становилось очевидным, что в сложившейся обстановке наступление на избранном направлении утрачивало всяческие перспективы.

В связи с этим командующий армией генерал-лейтенант И.М. Чистяков решил осуществить перегруппировку сил и средств и перенести главный удар на направление Опса — Даугавпилс. 9 июля части 103-го и 22-го гвардейского стрелковых корпусов генерал-майора И.Ф. Федюнькина и генерал-лейтенанта А.И. Ручкина атаковали врага на новом направлении, но как и прежде безрезультатно. Относительный успех наметился лишь на левом фланге ударной группировки армии, где начал действовать 2-й гвардейский стрелковый корпус под командованием генерал-лейтенанта А.С. Ксенофонтова. Здесь было решено ввести в сражение подошедший 23-й гвардейский стрелковый корпус генерал-лейтенанта А.Н. Ермакова, с помощью которого предполагалось завершить прорыв вражеской обороны и выйти к Даугавпилсу с юга. Однако и этот замысел реализовать не удалось. В период с 13 по 15 июля корпус продвинулся вперед всего на 4 — 5 км и освободил крупный населенный пункт Смолвы. Но все попытки развить наступление оказались безрезультатными. Овладеть Даугавпилсом соединения 6-й гвардейской армии не смогли.

В то же самое время на левом крыле фронта они достигли значительно большего успеха. Здесь с утра 5 июля 43-я армия, возобновив преследование противника на свенцяно-шяуляйском направлении, за 3 дня продвинулась на 45 — 65 км, овладела городом и станцией Свенцяны и перерезала железную дорогу Даугавпилс — Вильнюс. Но быстрое продвижение на этом направлении привело к увеличению разрыва между смежными флангами 6-й гвардейской и 43-й армий, поставив их под угрозу контрударов немецких войск. Выдвинув сюда одну стрелковую дивизию, генерал армии И.Х. Баграмян приказал командующему 43-й армией генерал-лейтенанту А.П. Белобородову частью сил нанести удар вдоль шоссе на Даугавпилс, в тыл противнику, сдерживавшему наступление 6-й гвардейской армии. С этой целью в оперативное подчинение командующего 43-й армией поступал 1-й танковый корпус.

Этот корпус, совершая маневр для совместного с 43-й армией удара на Даугавпилс, в районе местечка Видзы вступил в соприкосновение с отходившими немецкими частями, которые перешли к круговой обороне. В течение 8 и 9 июля танковые бригады, несмотря на категорические указания командующего фронта ускорить выход на даугавпилское направление, вели фронтальные бои с врагом до полной его ликвидации. Потеря времени привела к тому, что командование противника получило возможность выдвинуть в полосу наступления 43-й армии 58-ю пехотную дивизию, которая остановила продвижение ее соединений к Даугавпилсу.

9 июля в сражение на левом крыле фронта начали вводиться передовые части, а на следующий день — главные силы 39-й армии генерал-лейтенанта И.И. Людникова. В течение 10 — 12 июля соединения 43-й и 39-й армий, отражая многочисленные контратаки врага, продвинулись вперед еще на 28 —45 км. Однако отставание 6-й гвардейской армии ставило в невыгодное положение теперь уже всю ударную группировку фронта. Немецкое командование, опасаясь ее прорыва к Балтийскому морю в направлении Митава — Рига и окружения группы армий «Север», сосредоточило в районе Даугавпилса до 8 пехотных дивизий, 4 отдельных полка, до 3 бригад штурмовых орудий и до 7 батальонов различного назначения.

Для того чтобы устранить угрозу удара противника, генерал армии И.Х. Баграмян изменил задачу 43-й армии и приказал ей главными силами развивать наступление на Даугавпилс и во взаимодействии с 6-й гвардейской армией овладеть им, а частью сил продолжать преследование врага в направлении Паневежиса. Но и после этого перелом в ходе боевых действий не наступил. Обе армии, введя в сражение все имевшиеся резервы, по сути, утратили наступательный потенциал.

В результате первого этапа Шяуляйской операции войска 1-го Прибалтийского фронта продвинулись правым крылом на 40 — 50 км, а левым крылом — на 100 — 140 км и находились восточнее Паневежеса. Но полностью выполнить поставленные Верховным Главнокомандованием задачи фронт не смог. Основные причины этого заключались в возросшем сопротивлении немецких войск, резком снижении активности советской авиации из-за недостатка аэродромов, больших потерях в людях и технике, трудностях в материально-техническом обеспечении боевых действий. Тем не менее, сохранялась возможность продолжить наступление на Паневежис и Шяуляй, а также нанести удар на рижском направлении с целью изоляции группы армий «Север» от остальных сил вермахта на Восточном фронте. Для достижения этой цели Ставка ВГК передала 39-ю армию в занимаемой полосе в 3-й Белорусский фронт, одновременно включив в состав 1-го Прибалтийского фронта 3-й гвардейский механизированный корпус. Помимо этого, она потребовала ускорить выдвижение из своего резерва 2-й гвардейской и 51-й армий, а также усилила 3-ю воздушную армию одним бомбардировочным авиационным корпусом и одной отдельной бомбардировочной авиационной дивизией.

Главный удар планировалось нанести на шауляйском направлении. Именно сюда генерал армии И.Х. Баграмян направил прибывавшие в полосу фронта резервные армии. При этом 51-я армия генерал-лейтенанта Я.Г. Крейзера должна была сменить 43-ю армию и высвободить ее для удара на Даугавпилс. Левее 43-й армии занимала полосу наступления 2-я гвардейская армия генерал-лейтенанта П.Г. Чанчибадзе. Для развития их успеха предназначался 3-й гвардейский механизированный корпус под командованием генерал-лейтенанта В.Т. Обухова. Всего на направлении главного удара развертывалось более половины стрелковых, свыше 60% танковых соединений и до 50% артиллерии фронта, что позволяло создать значительное превосходство над врагом.

В то время, когда 51-я и 2-я гвардейская армии выходили в свои полосы, 6-я гвардейская и 43-я армии после непродолжительной паузы продолжили наступление на даугавпилсском направлении. С утра 22 июля 2-й, 22-й и 23-й гвардейские стрелковые корпуса 6-й гвардейской армии нанесли удар на Даугавпилс с юга. Но немецкое командование своевременно сосредоточило здесь все резервы и часть сил с других менее активных участков. Положение соединений армии осложнялось из-за нехватки снарядов и мин, а также слабой авиационной поддержки. Отражая контратаки врага, они медленно продвигались на север, преодолевая с тяжелыми боями каждый километр. За два дня глубина вклинения стрелковых корпусов составила всего 8 — 12 км.

В полосе 43-й армии противник 22 июля нанес сильный контрудар. В течение суток армия отражала наступление моторизованной дивизии СС «Нордланд», 58-й и 225-й пехотных дивизий, усиленных 393-й бригадой штурмовых орудий. Они пытались отбросить части 92-го и 1-го стрелковых корпусов, освободить железную дорогу Даугавпилс — Паневежис и устранить угрозу г. Шяуляю. В то же время, используя ослабление вражеских группировок на ряде участков, соединения 103-го стрелкового корпуса 6-й гвардейской армии и 4-й ударной армии 2-го Прибалтийского фронта прорвались к Даугавпилсу с юго-востока, а также обошли его с севера. В течение 27 июля они завершили разгром немецкого гарнизона и освободили город.

По-иному развивались события в полосе действий главной ударной группировки фронта. Здесь дивизии 51-й и 2-й гвардейской армий, продолжая преследовать отходившие части противника, к исходу 25 июля продвинулись на запад до 80 км, вышли в район западнее Паневежиса и создали благоприятные условия для обхода правого фланга немецкой 16-й армии, прикрывавшей с востока и юга Даугавпилс и Ригу. В сложившейся обстановке командующий войсками фронта решил, используя подвижные соединения, развить достигнутый успех и овладеть Шауляем. Главная роль в выполнении этой задачи отводилась 3-му гвардейскому механизированному корпусу, которому приказывалось выйти в район города и перерезать железную дорогу на Ригу. Выполняя поставленную задачу, корпус обогнал стрелковые части западнее Паневежиса и, уничтожая на своем пути небольшие группы врага, устремился вперед. Его передовые отряды в течение 26 июля продвинулись более чем на 90 км и охватили Шауляй с северо-запада и юго-востока.

С утра 27 июля одновременно со штурмом Шяуляя с востока части 3-го гвардейского механизированного корпуса обошли его с юго-запада и отрезали пути отхода немецких войск. К 9 часам утра они захватили аэродром противника на юго-западной окраине города, а к середине дня перерезали шоссе Шяуляй — Кельмы. Контратаки врага не увенчались успехом. Их отразила 9-я гвардейская механизированная бригада под командованием полковника С.В. Стародубцева совместно с подошедшими стрелковыми дивизиями 51-й армии. К исходу дня они окончательно сломили сопротивление вражеского гарнизона.

В течение 26 и 27 июля определенных успехов достигли и правофланговые соединения 2-й гвардейской армии, которые преодолели от 20 до 40 км. Но на левом фланге продвижение замедлилось. Здесь каунасская группировка противника сосредоточивала силы для нанесения удара с целью выхода в тыл 51-й армии и 3-му гвардейскому механизированному корпусу, действовавшим на шауляйском направлении. Глубокое вклинение ударной группировки 1-го Прибалтийского фронта на этом направлении при одновременном отставании соседних фронтов ставило ее открытые фланги в опасное положение.

Обстановка настоятельно требовала повернуть главные силы фронта против угрожавшей ему немецкой 16-й армии с тем, чтобы ударом на север, в общем направлении на Ригу, отбросить ее за Западную Двину и создать тем самым благоприятные условия для разгрома группы армий «Север» 2-м и 3-м Прибалтийскими фронтами. Руководствуясь такими соображениями, генерал армии И.Х. Баграмян решил продолжить продвижение на запад в районе Шяуляя и южнее него только 2-й гвардейской армией, а остальными силами постепенно осуществить маневр на рижское направление. При этом 51-й армии и 3-му гвардейскому механизированному корпусу он поставил задачу выйти к побережью Рижского залива, а 6-й гвардейской и 43-й армиям — к Западной Двине.

Выполнение этих задач было сопряжено со значительными трудностями, так как противник нарастил свои усилия в обороне, а войска 1-го Прибалтийского фронта в ходе предшествовавшего наступления понесли большие потери и вследствие растяжки путей подвоза испытывали недостаток в боеприпасах и горючем. Кроме того, немецкое командование, учитывая серьезную опасность, нависшую над группой армий «Север» в Прибалтике, сосредоточивало в районах населенных пунктов Василишки и Рокишкис резервы для того, чтобы ударом по сходящимся на Паневежис направлениям отрезать вырвавшуюся вперед группировку фронта и уничтожить ее.

В период с 28 по 31 июля на правом крыле фронта, где наступление на даугавпилско — рижском направлении вели 6-я гвардейская и 43-я армии, достичь ощутимых результатов не удалось. Несмотря на то, что первая из них с тяжелыми боями продвинулась вперед на 60 км, она не смогла разгромить вражескую группировку, а лишь потеснила ее с занимаемых рубежей. Что касается 43-й армии, то после овладения 29 июля важным узлом коммуникаций противника Биржаем она подверглась сильному контрудару немецких войск и остановилась на достигнутом рубеже. К исходу 31 июля только ее левофланговые соединения на отдельных участках прорвались к р. Мемеле.

В то время, когда войска фронта прорывались к Рижскому заливу, на его левом крыле, в полосе наступления 2-й гвардейской армии, создалась довольно напряженная обстановка. С утра 28 июля вражеская группировка в составе 7-й танковой дивизии и бронегруппы «Вертхерн» нанесла контрудар в районе юго-западнее Шяуляя и вынудила соединения правого фланга и центра армии перейти к обороне. Для их усиления генерал армии И.Х. Баграмян выдвинул 1-й танковый корпус, а также передал в оперативное подчинение командующего армией 20-ю артиллерийскую дивизию резерва Верховного Главнокомандования. В результате 3-дневных атак враг, потеряв половину танков и не добившись ни на одном участке ощутимых успехов, начал отводить свои части в исходное положение.

В целом за 25 дней наступления в июле войска 1-го Прибалтийского фронта преодолели с боями от 100 до 300 км на правом и левом крыльях и свыше 400 км в центре. Прорвавшись к началу августа к побережью Рижского залива, они вышли на ближайшие подступы к Риге и на дальние подступы к важнейшим военно-морским базам немецкого флота на Балтийском море — Лиепае и Мемелю. Группа армий «Север» временно оказалась отрезанной от остальных сухопутных войск вермахта.

Глубоко вклинившаяся юго-западнее Риги группировка фронта привлекла к себе крупные силы противника. Для отражения ее наступления немецкое командование перебросило с других направлений свыше одиннадцати дивизий. Все это позволило врагу не только упорно обороняться, но и наносить один за другим сильные контрудары. Этим обусловливались большие потери фронта в людях: они составили 67 608 человек, из них 14 856 — безвозвратно.

В результате Шяуляйской операции войска 1-го Прибалтийского фронта продвинулись от 100 до 400 км, нанесли поражение противнику на шяуляйском направлении и освободили значительную часть территории Латвии и Литвы. Отрезав группу армий «Север» от Восточной Пруссии, войска фронта вынудили противника перебросить крупные силы для восстановления своих коммуникаций, что способствовало успешному завершению Белорусской операции. 10 наиболее отличившимся в ходе операции частям и соединениям были присвоены почетные наименования Шауляйских.

Роман Чекинов, старший научный сотрудник Научно-исследовательского института военной истории Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации

Источник: сайт Министерства обороны РФ

© 2002 - 2017 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2017 Официальный портал г.Екатеринбурга

Главные новости города