Поиск:
02:19, 24 августа 2017, четверг
Версия для слабовидящих

Аркадий Гуревич – командир пулеметного расчета

Аркадий ГуревичАркадий Григорьевич Гуревич был призван в армию 26 января 1943 года. Незадолго до этого дня 17-летний молодой человек получил повестку и морозным утром прибыл с самодельным вещмешком в военкомат по месту жительства. «Перед уходом из дома попрощался с родной тетей и сестренкой, которой было тогда пять с половиной лет. Она обняла меня за шею и громко заплакала. И у меня горло сжало. Тогда даже такие малые дети понимали, что идет война, и родные люди уходят воевать. Мама провожала меня до станции, а потом долго махала мне в след рукой», — начинает рассказ ветеран.

Эшелон с солдатами прибыл на станцию Кулебаки Горьковской области. Новобранцев определили в 33-й Муромский запасной стрелковый полк, который располагался в лесу в трех километрах от города. «По прибытию в полк, нас обмундировали. В то время погон в армии еще не ввели, поэтому нам выдали длинные „кавалерийские“ шинели с крупными петлицами малинового цвета и буденовки. Через десять дней карантина, с нами вплотную занялись боевой учебой. Основное внимание уделялось тактической подготовке. Каждый день были полевые занятия», — вспоминает Аркадий Григорьевич.

После прохождения курса молодого бойца солдатам предстояло распределение. «B конце апреля 1943 года, на построении роты, командир назвал фамилии, в том числе и мою, и объявил, что мы переводимся для дальнейшего прохождения службы в учебное подразделение. Несколько часов на сборы, и мы следуем по железной дороге на станцию Кострома. Затем пешком до Песочных лагерей. Они находились между Костромой и Ярославлем недалеко от села Некрасовское. Там дислоцировалась 2-я учебная бригада, состоявшая из пяти учебных полков: двух полков автоматчиков, пулеметного полка, полка противотанковых ружей (ПТР) и минометного полка. Я оказался в одном из полков автоматчиков, и моим личным оружием стал легендарный автомат ППШ», — рассказывает ветеран.

В середине июля 1943 года началась крупная наступательная операция на Курской дуге. Во второй половине августа и начале сентября последовало общее наступление советских войск. «Большие потери наших войск в этих боях, наверное, были основной причиной сокращения на один месяц срока обучения во 2-ой учебной бригаде. В конце сентября мы сдали предусмотренные учебной программой экзамены, и, приказом по полку всем нам было присвоено воинское звание „младший сержант“. B этом звании так и провоевал я до конца войны. После короткого митинга на полковом плацу, где выстроились маршевые роты, нас погрузили в эшелон в Костроме и отправили на фронт», — говорит фронтовик.

Аркадия Григорьевича отправили воевать на Калининский фронт. «Я был определен в 61-й отдельный полк связи, в тяжело-кабельную роту. Рота находилась на окраине Калинина, жили в частных домах вместе с их хозяевами. Почти каждый день мы тянули проводную связь по полям, опушкам лесов. Куда мы ее тянули, кого с кем связывали — я тогда не знал, и сейчас не знаю. Приходилось иногда дежурить на коммутаторе. Но это продолжалось не долго. В связи с тем, что все сержантские должности в полку были заняты, я находился за штатом. A использовать сержантов в должности рядовых, в соответствии с уставом запрещалось. Поэтому в декабре 1943 года я был определен в команду для отправки в другое соединение. Нас отправили по железной дороге до станции Невель. Там нас встретил представитель штаба 5-й гвардейской стрелковой дивизии», — вспоминает ветеран.

В связи с этим командиры направили младшего сержанта Гуревича в 21-й гвардейский стрелковый полк и назначили командиром пулеметного расчета. «Расчет состоял из двух человек. Напарник отвечал за постоянное наличие боеприпасов к пулемету, всегда имел при себе две коробки со снаряженными металлическими лентами, следил, чтобы не было перекоса ленты во время стрельбы. Я же отвечал за исправность пулемета и обязан был прицельным огнем обеспечить атаку своего стрелкового взвода», — говорит фронтовик.

Спустя какое-то время, Аркадий Григорьевич прошел дополнительное обучение и был назначен старшим радистом 4-й батареи 2-го дивизиона 24-го гвардейского полка. «Первое боевое крещение в роли старшего радиста батареи у меня прошло неудачно. B конце января — начале февраля 1944-го года на одном из участков под Витебском наши части атаковали передний край обороны противника, заняли первую и вторую траншеи. C наступающей пехотой, для корректировки артиллерийского огня пошел заместитель командира нашего дивизиона, и я, с моим напарником и радиостанцией. Капитан приказал немедленно связаться с огневой позицией батареи. Я поставил радиостанцию на бруствер и, сильно волнуясь, начал связываться. Дали мне позывной „Черпак“, и вот я: „Фанера, Фанера, я — Черпак, прием!“. В ответ — тишина. Капитан занервничал, но и мы не меньше его: „Фанера, Фанера, я — Черпак, прием!“. Капитан мне: „Если через минуту связи не будет, расстреляю как собак!“ Человеком он был отчаянным и решительным. Говорили, что немцы убили его семью. Я действительно испугался: „Фанера, Фанера, я — Черпак, прием!“. Но связи, все равно, не было. Капитан нас прогнал. Мы бежали со своей радиостанцией обратно по бывшей нейтральной полосе, обстреливаемой противником, но я этого не замечал: мною владело чувство досады, огорчения, стыда», — улыбается ветеран. Однако после этого, говорит фронтовик, у него не было ни одной проблемы с радиосвязью. «C этих пор и до конца войны не было у меня ни одного случая срыва радиосвязи. Я обеспечивал ее в любой боевой обстановке, зимой и летом, днем и ночью», — рассказывает он.

Ветеран вспоминает, война закончилась для него парадом Победы. «Ночью с 7 на 8 мая 1945-го я проснулся от сильной стрельбы, которая раздавалась недалеко от домика, в котором располагалась наша батарея. Решил, что на нас вышли остатки какой-то немецкой части. B те дни отдельные группы немцев часто бродили в округе. Вдруг слышу крик дневального: „Братцы! Подъем! Война закончилась!“ Четыре долгих, жестоких, мучительных года мы шли к этому дню! Вот она, Победа! У меня был немецкий трофейный пистолет „Парабеллум“ и я выпустил из него целую обойму вверх. Весь день 8 мая праздновали победу. C утра брились, гладили обмундирование, драили пуговицы и сапоги, чистили оружие. Днем был парад в полевых условиях. Наш собственный, парад Победы!», — с улыбкой говорит фронтовик.

После войны Аркадий Григорьевич Гуревич приехал в Свердловск. В настоящее время он проживает в Ленинском районе Екатеринбурга.

© 2002 - 2017 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2017 Официальный портал г.Екатеринбурга

Главные новости города