Поиск:
00:02, 27 июня 2017, вторник
Версия для слабовидящих

Сергей Лобанов – минометчик

Сергей ЛобановСергей Андреевич Лобанов родился 30 апреля 1924 года в селе Серебрянка Кушвинского района.

22 июня 1941 года он с друзьями играл в волейбол на спортплощадке возле школы. Именно там молодые люди услышали по радио сообщение о начале войны. «Мне до сих пор немного стыдно, но тогда, в 1941-м, мы обрадовались, что пойдем воевать. Потом когда нас приглашали в военкомат, меня почему-то провожала бабушка, а друга моего – его отец. Они встретились между собой и говорят: «Война началась, их призывают, а они смеются». А бабушка моя ему: «Глупые они еще». Сколько раз я потом в своей гвардейской минометной бригаде эти слова вспомнил», – начинает рассказ ветеран.

Повестку Сергей Андреевич получил в 1942 году, сразу после своего 18-го дня рождения. «Меня направили в первое Гвардейское минометное училище имени Красина. Оно было эвакуировано из Москвы в Миасс, Челябинской области. Проучился я там меньше года и отбыл в Москву, в гвардейские минометные бригады. Учился в гвардейском училище и служил в гвардии – горжусь тем, что я гвардеец», – говорит он.

После училища Сергей Андреевич прошел формирование и отправился на фронт, в город Днепропетровск. «Там был плацдарм, на Днепре, глубина его была в пределах 30 километров. Я никогда не был на Украине до того времени, и что меня сильно удивило в окрестностях Днепропетровска – это мазаные хаты, покрытые соломой. И еще помню огромное поле, как кладбище, все в крестах. Это немцы похоронили своих убитых солдат», – вспоминает фронтовик.

Ветеран рассказывает, именно там он принял участие в наступательной операции советских войск и воочию увидел отступление немцев. «Нас переправляли через Днепр, в районе ДнепроГЭС, ночью, чтобы не видно было, чтобы под бомбежку не попасть. Но на самой плотине местные уже вовсю восстанавливали порушенное, верили, что немцы уже не придут. Потом началось наступление. Немцы бежали, оставили всю технику. Я помню вереницы целые дорог с брошенными машинами, танками, оружием. Был февраль, распутица, грязь», – говорит Сергей Андреевич.

Уже летом соединения Красной Армии добрались до Румынии. «В части нашей числился я шофером, но фактически я был комсоргом. Хотя автодело я знал прекрасно – нас на американских Студебеккерах учили, лендлизовских. После Румынии у нас потерь практически не было. Но техника была уже сильно изношена, и нас снова отправили в Москву. Где-то по Горьковскому шоссе нашу бригаду разделили на две части. Пополнение было за счет военных служащих с Дальнего Востока. Тогда в ставке поняли, что на том этапе Япония опасности не представляла. После нового формирования нас отправили на Третий Украинский фронт, командовал им Родион Яковлевич Малиновский. Послали опять же на плацдарм. Стояли мы на Висле. Днем прошли комсомольское и партийное собрания. Сообщили, что в 3 часа ночи будет наступление наших войск. Я практически не спал, да почти все не спали, сидели в землянках, в одиночных окопах и ждали приказа наступать. Ровно в три часа все началось», – рассказывает фронтовик.

Он признается, что «прорыв» стал одним из самых ярких воспоминаний его военной службы. «Что значит «прорыв»? Это когда все силы: авиация, танки, артиллерия – вся мощь обрушивается на передовую. Расчетные данные выверены заранее. Команда четко передается: Огонь! Огонь! Огонь! Привычно чавкают минометы. Через наши головы с редкими интервалами, будто не спеша, летят снаряды полковой артиллерии. Через 10 минут смена цели: заряжающие вставляют в стабилизаторы дополнительные заряды. И снова: Огонь! В Берлине мы на кладбище в самом центре города. Место мы выбрали не случайно, чтобы выставить оборону, чтобы не было нападений. Немцы сдавались, выходили из метро пешком с поднятыми руками. Один молодой немец поприветствовал меня, видел, что я совсем молодой – мне только вчера 21 год исполнился. Я ему говорю: «Давай иди!», а он веселый, что жив остался», – говорит он.

Ветеран признается, что никогда не забудет он и День Победы в 1945 году. «Потом нас сняли с этого кладбища и перебазировали в сосновый лес неподалеку. Вдруг началась стрельба. У нас у всех были трофейные автоматы. Мы быстро затворы передернули, думаем, что нападают на нас. А оказалось, что свои стреляют, потому что совсем неподалеку, в Карлсхорсте в здании бывшей столовой военно-инженерного училища был подписан Акт о безоговорочной капитуляции Германии. Первая мысль была, что все прошел и жив остался», – признается Сергей Андреевич.

После окончания войны, в середине 1945 года, фронтовик вернулся в родную Серебрянку. А уже осенью того же года перебрался в Свердловск, где поступил в филиал Московского финансового института. После его окончания он устроился на работу и до 2000 года трудился в областных контрольно-ревизионных органах. В настоящее время Сергей Андреевич Лобанов проживает в Верх-Исетском районе Екатеринбурга.

© 2002 - 2017 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2017 Официальный портал г.Екатеринбурга

Главные новости города