Поиск:
00:01, 27 июня 2017, вторник
Версия для слабовидящих

Григорий Мокренко – рядовой стрелкового взвода

Григорий МокренкоГригорий Никифорович Мокренко родился в Краснодарском крае, в городе Тихорецке. «Это крупный железнодорожный узел, именно поэтому все мальчишки в начале сороковых мыслили себя работниками железной дороги. Но при этом все же понимают, что Кубань — это житница Советского Союза, а потому все, даже железнодорожники, летние дни проводили в полях. В 1941-м я только окончил девятый класс. 22 июня все мы были на полевых работах. Было солнечное воскресенье», — начинает рассказ ветеран.

Вернувшись с полевых работ, жители южного городка и услышали известие о начале войны. «Уже 23-24 июня в дома жителей Тихорецка пришли первые повестки из военкомата. Началась мобилизация. Проводы на фронт сопровождались плачем женщин и детей. Мужчины храбрились. Как это было не похоже на проводы в армию в мирное время... В считаные недели опустели цеха паровозоремонтного завода имени Воровского. В июне-июле он отдал на фронт почти половину своего мужского коллектива и пополнялся за счет женщин и подростков. Вместе с ускоренным ремонтом паровозов в специальном цехе начался расширенный выпуск боеприпасов: мин, снарядов, осенью-зимой построены шесть бронепоездов», — вспоминает Григорий Никифорович.

Уже 20 октября в городе начались бомбардировки. Вражеские самолеты обстреляли и паровозоремонтный завод. В тот день на его территории погибло 18 человек, а более 70 получили ранения.

«Немецкие войска двигались по Южному фронту, по Центральному фронту, уже подходили к Ростову, а Тихорецк от него всего в 160 километрах. Мы готовились к обороне, строили противотанковые рвы — основная сила у немцев тогда была в танковых войсках. Танки форсировано двигались на юг чтобы захватить Баку — источник нефти. И когда в 42 году немцы взяли Ростов и стали двигаться на юг в предгорья Кавказа. Мы по существу превратились в заслонщиков. Из школы нас тогда перевели в железнодорожный техникум, чтобы в дальнейшем пополнять ряды работников железнодорожного транспорта», — говорит фронтовик.

В день взятия Ростова немецкими войсками, студентам техникума объявили, что вместе с заводом их эвакуируют в Тбилиси. «Но немцы нас опередили. Ночью была сильная бомбежка, а танки рвались к Тихорецку вплотную. Даже наши противотанковые рвы, трехметровые, не помогали. Эшелон, которым нас должны были вывозить, разбомбили. Руководители техникума нам сказали: собирайтесь и двигайтесь пешком, потом соберемся и продолжим учебу. Мы двигались по группам и индивидуально, в сторону гор кавказских, чтобы перевалить за горы и попасть в Тбилиси, к эвакуированному туда заводу Воровского. Я с мамой был один, мама болела, была после операции, и я ее отправил в деревню к родственникам. Мы с друзьями по техникуму с рюкзаками двинулись на юг», — вспоминает защитник Отечества.

Однако Григорий Никифоровичу не суждено было добраться до Тбилиси. «В пути мы встретились мы с нашей пехотой. Они нам говорят: „Куда вы ребята, не спастись вам от танков!“ Ну, мы и примкнули к пехоте. Они нас взяли, немножко подучили и зачислили в пехоту. В предгорьях Кавказа мы заняли оборону. Фашисты большие силы сосредоточили, чтобы преодолеть нас, но мы стояли насмерть в буквальном смысле. В это время готовилось колоссальное наступление на Сталинград, а мы его задержали и, в том числе, помогли ослабить момент подготовки той битвы», — вспоминает фронтовик.

Не обошлось у ветерана и без ранений. «В этих боях меня, мальчишку, ранило. В бою снаряд рядом разорвался, осколок попал в ногу. Тогда и отправили меня в эвакогоспиталь в Сталинир, так в те годы Цхинвал назывался. А мои пехотинцы продолжили наступление», — рассказывает он.

На лечение фронтовику понадобилось более полугода. «После контузии врачи признали не годным к строевой и отправили долечиваться домой. В тех руинах, которые встретили меня в 1943-м, узнать родной Тихорецк было трудно. Бывший в оккупации город был практически разрушен. Перед отступлением в январе 1943-го фашисты разрушили в городе все предприятия, разграбили и развалили здания. Ужасно это было видеть», — говорит Григорий Никифорович.

Из-за ранения ветеран не смог попасть в железнодорожные войска, поэтому устроился на магистраль в качестве гражданского сотрудника. «Будучи негодным для армии, я решил, что буду помогать моим боевым друзьям отсюда. Мы в тылу готовили вагоны, были помощниками машинистов», — вспоминает ветеран.

Осенью 1943-го, уже после того, как советские войска освободили города Новочеркасск и Ростов выпускников железнодорожного техникума отправили учиться в политехнический институт. Григорий Никифорович окончил его в 1948 году.

После распределения фронтовик попал в город Краснокамск. В 1949 году он женился. «И вот молодожена вызывают в военкомат. „В армию, Григорий Никифорович! У нас кадров не хватает! В железнодорожные войска!“ Определили меня в Свердловске в спецчасть подготовки сержантов. Говорю, мол, я же не по специальности, переведите меня в другие войска, но мне сказали: нет — ты здесь выполняешь свой долг и обязанность воинскую. В 1956 году я снова обратился к командованию, что не по специальности служу, и меня вообще отправили на гражданку», — улыбается фронтовик.

Так военнослужащий оказался в Свердловске, где и остался работать. В настоящее время Григорий Никифорович Мокренко живет в Ленинском районе Екатеринбурга.

© 2002 - 2017 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2017 Официальный портал г.Екатеринбурга

Главные новости города