Поиск:
22:27, 21 октября 2017, суббота
Версия для слабовидящих

Дмитрий Суворов – разведчик-мотоциклист

Дмитрий СуворовДмитрий Николаевич Суворов родился в 1926 году в маленькой деревне (всего 30 домов) на северо-востоке Костромской области. Его родители были крестьянами, работали на колхозных полях.

«22 июня, в воскресенье, я утром пошел на рыбалку, там река была у нас в километре где-то от деревни. Наловил рыбы немножко, иду спокойно, песни пою. Подхожу к околице и чувствую, что-то не то. Обычно в деревне летом шумно: дети бегают, куры кудахчут, соседи что-то активно обсуждают, а тут тишина. Пронзительная такая. Все, и взрослые, и дети у сельсовета. Война. И детство мое кончилось», – вспоминает Дмитрий Николаевич.

Уже через несколько дней из их деревни по мобилизации ушли все мужчины, состоявшие на воинском учете. Призвали даже его отца, который был уже преклонного возраста и плохо видел. На фронт отправили и старшего брата Дмитрия Николаевича, который в том году служил в действующей армии. Сестру Суворова, которая был старше его на три года, по мобилизации отправили на военный завод в городе Горьком.

«Остались в доме мы с матерью вдвоем. Во всей деревне в те дни было нас подростков человек пять, два старика и женщины с детьми. А работать в колхозе надо. И вся работа легла на плечи женщин и детей», – рассказывает ветеран.

До 1943 года Дмитрий Николаевич работал в колхозе на конных граблях. Когда юноше исполнилось 17 лет, он получил повестку.

«В 43-м году, в начале ноября, вызвали на медкомиссию. И через пару дней, строем под оркестр отправился я на войну», – говорит Дмитрий Николаевич.

Третьего ноября 1943 года их эшелон прибыл в Гатчину. Суворова зачислили в 14-й учебный отдельный мотоциклетный полк. Тренировали молодых бойцов в течение полугода, окончили они учебу в мае 1944-го. После этого Дмитрия Николаевича отправили на Третий белорусский фронт. Он попал во 2-й гвардейский танковый корпус, 4-ю танковую бригаду, роту управления взвода разведки на должность разведчика-мотоциклиста. Его часть располагалась в нескольких десятках километров перед линией фронта. В мае 1944-го молодой солдат получил мотоцикл, и начал служить военным моторазведчиком.

«До сих пор, как вчера помню запах пороха и гари. Артподготовка, она в реальности совсем не такая как в фильмах показывают. Видишь горизонт справа, слева, по всему горизонту сотни орудий стреляют, все гремит, все в дыму, разговаривать нельзя – не услышат, и почти 2 часа так. Как утка, летит снаряд, потом пропадает и распадается на сотни брызг. Ощущение, что по ту сторону ни одного живого места не осталось… А потом наступление: рытвины, воронки… А мы, разведчики, впереди», – вспоминает свои сражения Суворов.

На Белорусском фронте ему пришлось участвовать в боях за освобождение Минска. Он признается, что ощущение, что столица Белорусской ССР будет освобождена, у советских воинов появилось еще в момент ожесточенных сражений в городе. Не обошлось у рядового Суворова и без ранений.

«Первое ранение у меня «профессиональное». Как сегодня бы сказали, в ДТП попал. В Восточной Пруссии. Ехали мы на мотоцикле: я, да два офицера – один в люльке, один сзади. Линии фронта нет, в небе – немецкий самолет, черный, низколетящий, прямо над самыми крышами. Дорога обледенелая, темно, смотрю, впереди машина. Думаю, ну, едет и едет. Встречаемся, километров 60 скорость, смотрю, прижимает меня, я жмусь в канаву, дальше уже некуда, смотрю, а машина-то немецкая. Инстинктивно, не думая, повернул колесо в колесо. Удар был такой, что наш мотоцикл перевернуло вместе с нами троими, выбросило метров на 5 в канаву, а машина ушла, видимо подумали, что мы – все... Очнулся, смотрю, мотоцикл лежит кверху колесами, работает. А офицеры? Кто-нибудь жив? Через пару мгновений один говорит: живой, еще через мгновенье – второй. Подняли мотоцикл. Смотрю, мотоцикл в порядке, только фары и крылья помяты. На второй день после этого помню, лежал на нарах, все болит, тело болит, но никому не доложил, и офицеры не доложили, потому что назавтра было запланировано наступление», – не скрывая улыбки, вспоминает ветеран.

Дмитрий Николаевич признается, что героем он себя не считает. «Нас считают героями, но и жене своей и школьникам я всегда говорил, победил не я, победила моя семья, моя мать, мой отец, мой брат, моя сестра, победила моя деревня, эти мужики, крестный мой - председатель колхоза, председатель сельсовета. Весь народ наш победил. А я не командовал никем кроме мотоцикла своего, просто выполнял добросовестно то, что поручено», – говорит он.

После войны Дмитрий Николаевич уехал в Свердловск. В настоящее время он проживает в Ленинском районе Екатеринбурга.

© 2002 - 2017 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2017 Официальный портал г.Екатеринбурга

Главные новости города