Поиск:
23:59, 26 июня 2017, понедельник
Версия для слабовидящих

Семен Усков – рядовой стрелкового взвода

Семен УсковСемен Михайлович Усков родился в Кировской области. «22 июня 1941 года было воскресенье. Мы были в райцентре, ездили на какой-то базар и там услышали объявление по радио. Во всех фильмах 70-х годов о войне объявляет Левитан, но мы-то помним, что объявил о вероломном нападении фашистов Вячеслав Михайлович Молотов, нарком иностранных дел. Первое ощущение тогда было — неопределенность. Многих сразу же, в первые дни, призвали в армию», — начинает рассказ ветеран.

В 1941 году Семену Михайловичу было всего 16 лет, поэтому призыву он не подлежал. «Одно из самых распространенных заблуждений тогда, что это все ненадолго, что война скоро закончится, что мы наголову фашистов разобьем буквально со дня на день... Но потом начали приходить похоронки: одна, вторая, третья... Немецкие войска подходят к Москве почти вплотную, и вот тогда становится ясно, что это дело серьезное и долгое. Информация доходила до деревень в то время плохо. Радиотранзистор был только в сельсовете. Вести с фронта узнавали по фронтовым письмам. Вообще, фронтовой треугольник — это отдельная история, это эпоха и боль, надежда и злоба, вера и разочарование, любовь и смерть», — вспоминает он.

До января 1943 года молодой человек работал счетоводом колхоза. «Я тогда как раз девятый класс закончил, всех мужиков массово призвали на фронт, старший брат, Степан, ушел танкистом, до комроты дослужился, погиб потом в 43-м на „огненной дуге“. Отец был призван на трудовой фронт — в Барнаул на военный завод. Вернулся он оттуда в 1943-м совсем слепым. Когда я в армию ушел, он уже ничего не видел. Ну а в 1941-м я остался в семье за старшего — троих братьев и сестренку поднимать», — вспоминает ветеран.

Повестку Семен Михайлович получил 22 января 1943 года в возрасте 17 лет. «Я был направлен в запасной стрелковый полк, в школу младших командиров недалеко от города Слободского Кировской области. Жили мы там в землянках, питание было неважное. В полку одна грузовая машина была, полуторка, на ней продукты привозили из Слободского, а вот за дровами мы бегали в лес сами, каждое утро, вместо зарядки... Командир взвода у нас был, младший лейтенант Слободян, фронтовик после госпиталя, раненый. Он нас учил рукопашному бою, перебежкам, способам „переползания“. Он говорил, что принцип „бежал — упал“ в бою не работает. Надо пробежать, упасть и немного переползти. Во-первых, не чувствуешь завершенности действия, а во-вторых, если тебя заметили во время перебежки, не добьют лежачего... Мне эта наука потом в Белоруссии очень помогла», — рассказывает фронтовик.

Ветеран не скрывает, война — это самое страшное воспоминание из его жизни. «На фронте было очень страшно. Начинается бомбежка: хорошо, если есть укрытие: блиндаж, допустим, хороший. Но бывали моменты, когда не успевали добежать... Вот тогда — упал и пополз. А рядом товарищи. С которыми уже не один бой прошел, с которыми в землянках рядом спал, с которыми песни фронтовые пел. Падают и гибнут», — говорит ветеран.

Семен Михайлович принимал участие в операции «Багратион». «Она была одной из самых успешных. Немцы не ожидали, что в этот момент Красная Армия нанесет главный удар именно в Белоруссии. Фашисты не успели сконцентрировать тут войска, потому как думали, что основные события будут разворачиваться на Кавказе. Благодаря тому, что наше командование смогло подготовить эту операцию скрытно, и подтянуть туда большие силы и механизированные и личный состав, „Багратион“ прошел очень успешно. Началась операция 22 июня, а закончилась в начале августа. Вот за полтора месяца наши войска прошли более 600 километров, освободили Белоруссию, часть Прибалтики, Польши. Были, конечно, участки где сопротивление фашистов было сильнее. Особенно трудно было под Минском», — рассказывает Усков.

Следом, вспоминает фронтовик, советским войскам предстояло освобождать европейские города. «После освобождения Белоруссии мы дальше пошли в Прибалтику и Восточную Пруссию, начали готовиться к штурму Кенигсберга. Нас отвели во вторую линию, дали нам передышку. Потом мы ежедневно проходили практику штурма Кенигсберга вместе с танками вместе с артиллерией. Порядка 9 дней мы так „репетировали“, а потом пошли на штурм. 6 апреля 1945 года все началось. Мы шли вперед, потому что была сильнейшая у нас артподготовка: перед нашей атакой артиллерия всех видов в течение часа громила вражеские позиции. Шел дождь, мы стояли в траншеях по колено в воде и не могли дождаться, когда уже пойдем в наступление, чтобы выйти из этих „болотных“ траншей. Сначала где-то 2 километра противник не оказывал сопротивления, а потом оказалось что вокруг Кенигсберга 11 укрепленных фортов, из них немцы с техникой вылезали, и встречали нас „серьезно“. Мы дошли до окраин города, и начались уличные бои. Тут меня ранило. Пуля мне разбила локоть. В поселке недалеко от города были маленькие двухэтажные домики. В одном из них располагался госпиталь. Нас раненных погрузили на передовой на телегу и отвезли туда в тыл. Там мы и остались до мая, там же, в госпитале, мы встретили 9 мая. Глубокой ночью окрест началась стрельба. Мы сначала даже испугались, думали, что немцы десант высадили. Но в палату зашел замполит госпиталя, на лице его была какая-то полусумасшедшая улыбка: „Ребята, это Победа!“» — говорит фронтовик.

Еще две недели ветеран провел в госпитале, после чего его направили в Минск для дальнейшего прохождения службы. Там же он окончил военное училище и в звании лейтенанта был направлен в группу советских войск в Германии. Там Семен Михайлович прослужил пять лет, после чего был передислоцирован в Уральский военный округ.

«После демобилизации в Свердловске я устроился в институт черных металлов, был замдиректора по гражданской обороне. В школах тогда только начала вводиться начальная военная подготовка, и нас военкомат попросил пойти в школу, обучать военному делу. Так началась вторая часть моей большой жизни — педагогика. Сначала я пошел в 51-ю школу в Кировском районе, там 6 лет проработал руководителем по начальной военной подготовке, а потом переводом ушел в 130-ю, там доченьки мои учились, и там я 18 лет проработал. В 1984 году была комиссия Министерства Обороны. Проверялись 2 школы 2 техникума и 2 профтехучилища. Из множества выбрали и нашу школу. Из всех перечисленных учебных заведений только наша школа получила отметку „хорошо“, все остальные — „удовлетворительно“. После этого по ходатайству городского районного отдела народного образования мне был вручен нагрудный знак „Отличник народного просвещения“, немногие учителя этим знаком были награждены, и им я горжусь не меньше своих фронтовых наград», — рассказывает ветеран о своей послевоенной жизни.

В настоящий момент ветеран Семен Михайлович Усков живет в Ленинском районе Екатеринбурга.

© 2002 - 2017 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2017 Официальный портал г.Екатеринбурга

Главные новости города